E-mail: infocentr@bk.ru

Тел.: +7 (83361) 40717

Cht klub

Как всё получилось

Это мы

Творческая биография

YouTube

Поздравляем!

Что почитать... и посмотреть

Сегодня в работе

Скоро у нас

Театральный абонемент

 

 

ВОТ ЭТО КНИГА!

 

 

BogomolovaНаша библиотека стартует публикацией от редкого книгочея (мало кто так много, быстро и жадно поглощает серьёзную литературу) и нашего друга Ольги Витальевны БОГОМОЛОВОЙ.

О. В. Богомолова по профессии хореограф, создатель и художественный руководитель ансамбля современного танца «Вдохновение» (ДК «Дружба»). Её танцевальные постановки удивляют неистощимым разнообразием сюжетов и коллизий. Они интересны исполнителям и зрителям, потому что никогда не бывают банальными и поверхностными. Старшие воспитанницы «Вдохновения» глубоко чувствуют природу художественного и имеют натренированное чувство прекрасного.

Всё это не случайно. На занятиях Ольга Витальевна находит время для разговора о литературе, делится с девочками впечатлениями от прочитанного и увиденного. Книгу, литературу Ольга Витальевна считает самыми надёжными источниками для создания образного ряда, сложной ассоциативной природы танца  «Вдохновения».

 

451* по Фаренгейту - температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Это я узнала из книги Рея Бредбери. Здесь нарисована картина будущего, в котором все книги безжалостно уничтожаются, а хранение их преследуется законом. Все оболванены телевидением, все должны быть одинаковыми, а любой инакомыслящий и неординарный человек преследуется законом, считается помешанным. Люди перестали друг с другом разговаривать, друг друга слышать и друг друга любить.

Читала и радовалась, что на сегодняшний день эта беспросветная картина нас пока не коснулась, мы спокойно можем наслаждаться чтением, что-то познавать, что-то пересматривать в себе через книгу (если можно так сказать).

Понравилась цитата из этой книги "Сами создавайте то, что может спасти мир, - и если утонете по дороге, так хоть будете знать, что плыли к берегу."

 

Роман Донны Тартт «ЩЕГОЛ» - нашумевшая новинка 2017 года. Мнения об этом романе неоднозначные, но могу сказать, что моя домашняя библиотека пополнилась удивительной книгой!

Пока читала, испытывала самые разные эмоции. Было страшно за героев, было больно, весело, а иногда и тяжело! Там столько всего (в книге 800 страниц)! Я то продиралась с трудом, то не могла оторваться, но читала взахлёб. Понимала, что остановиться не могу, хотелось скорее узнать, что дальше, и как сложатся судьбы героев.

Можно выделить несколько линий: жизнь брошенного на произвол судьбы подростка, первая и единственная любовь Тео, настоящая дружба и, наконец, искусство и красота. Живые судьбы и личности героев, много философии, внутренней жизни, разных отношений к жизни. Всё это не просто трогает, но помогает немного понять такое трудное устройство мира.

Донна Тартт не зря потратила 10 лет на своего "Щегла"! Немного погодя обязательно перечитаю роман ещё раз и ещё раз всё подумаю, вдруг что-то упустила!

*  Роман Д. Тартт «Щегол» можно найти в библиотеке им. Д. С. Лихачёва.

 

Maltsev 

 

 

 

Александр Иванович Мальцев – опытный книгочей. Множество книг и авторов открыли для себя горожане благодаря его рассказам и литературным вечерам.

 

В марте прошлого года мне довелось проводить в «Янтаре» встречу со зрителями – предварять демонстрацию художественного фильма «Территория», снятого по роману Олега Куваева.

Среди тех, кто поднимался на сцену после просмотра, была Антонина Васильевна Иванова – прочитала в газете информацию о творческой встрече и пришла. Оказалось, что Антонина Васильевна более четверти века работала по направлению медсестрой в Магадане. И помнит времена, когда там жил и работал геологом наш земляк Олег Куваев. Тогда и начиналась его литературная биография. Помнит домашние посиделки в компании друзей, разговоры о молодом начинающем писателе. Особенно почитал Куваева супруг Антонины Васильевны, ныне, увы, покойный.

Сейчас Антонина Васильевна живет в Кирово-Чепецке. И обещала поделиться своими воспоминаниями, если вдруг случится ещё какая-нибудь подобная встреча.

Я чрезвычайно рад был такому неожиданному знакомству и благодарен Антонине Васильевне за её обещание, желание помочь. Надеюсь, ещё встретимся.

В процессе подготовки к вечеру в «Янтаре» мне пришлось многое заново перечитать.  И вспомнить, как в начале 70-х годов произошло открытие нового литературного имени – Олег Куваев. Это было как свежее дыхание! Как приобщение к чему-то неизведанному. Имя писателя стало паролем: если ты знаешь Куваева, читаешь его книги, значит ты свой. Он давал ориентиры для понимания настоящего. Проза его - это поиск лучшего в человеке. Герои его пребывают в моменты напряжения духа.  Как в старой песне про Бригантину, его книги о людях

           яростных и непохожих,

           о презревших грошевой уют…

Он работал геологом, но стал писателем. За двенадцать лет служения литературе им написаны десятки повестей и рассказов. А главная его книга – роман «Территория». Это особый мир, придуманная автором страна. История открытия золотоносной провинции. А поиск золота – отчаянно тяжёлая и яростная работа. Это книга о людях, для которых избранное дело стало религией.

Более сорока лет прошло с тех пор, как писателя не стало. Всё-то поменялось в жизни. Сколько новых имён появилось на литературной карте страны! Сколько былых кумиров свергнуто с пьедестала!

Но смею надеяться, что имя Куваева не уйдёт в забвение. Тем, кто вознамерится открыть для себя этого писателя, я бы порекомендовал начинать знакомство не с романа «Территория» (он труден для этого), а с произведений малых форм.

Вот, например, повесть «Тройной полярный сюжет».

Есть в природе редкая и дивная птица, обитающая в северных широтах – розовая чайка.

Она приносит счастье всякому, кто хоть раз в жизни увидел её и загадал желание – так гласит древнее поверье, которому уже не одна сотня лет.

Увидеть розовую чайку – значит воплотить сокровенную мечту, обрести спасение.

Книга «Тройной полярный сюжет» повествует о том, как искали розовую чайку люди разных эпох: русский священник XIXвека; английский морской офицер; советский студент 60-х годов.

Олег Куваев не только видел розовую чайку, но и держал её в руках. В начале 60-х он встретил целую колонию этих птиц, когда работал геологом на Чукотке.

Хочу порекомендовать «юношам обдумывающим житьё» эту замечательную книгу. Может быть, кого-то она увлечёт, поманит в дерзкое путешествие за мечтой, за розовой чайкой. Тоска по розовой чайке – желание вырваться из привычной повседневности мира.

А ведь это так свойственно молодым!

Или вот ещё небольшой рассказ «Устремляясь в гибельные выси». Олег посвятил его памяти альпиниста Михаила Хергиани.

Они были друзьями.

Первый альпинист страны, «Тигр скал», собиравшийся покорить Джомолунгму, Хергиани учил Олега ломать в себе страх на горнолыжных склонах.

Альпинисты особенный народ. К этой породе принадлежал и сам Олег – человек необычайной чистоты и благородства. И какие пронзительные слова нашёл он, описывая гибель друга в итальянских Доломитовых Альпах:

«То, что он выбрал сложнейший скальный маршрут, - так на то он и был Хергиани. И то, что был камнепад, перебивший страховочную веревку, - так это случайность, от которой не гарантирован ни один человек, и альпинист особенно. Люди с веранды альпинистского отеля следившие за восхождением, видели, как падал вниз один из лучших альпинистов планеты, всю жизнь стремившийся вверх.»

Мне эти строки запали в душу навсегда с первого прочтения. Да и какое название: «Устремляясь в гибельные выси» …

Олег Куваев прожил до обидного мало – всего сорок лет. Вот как вспоминал о нём старший товарищ Олега геолог А.Попов:

«Природа и жизнь выковали его из одного цельного и благородного слитка. Никакая ржавчина жизни – делячество, расчетливость, корысть – не коснулась его».

Сказано давно, но как важны эти слова сегодня, в наш прагматичный век! Как они современны!

Как и стихотворные строки поэта Марка Соболя, посвященные Олегу Михайловичу Куваеву:

         «Самый отважный в пути погибает

         Не потому, что быстрей умирает,

         А потому, что светлее горит…»

 

VolginIgor

«…Или на бывшей Моховой»

 

В одном из поздних эфиров телеканала «Культура» ещё по весне незаметно прошёл документальный фильм «Такая безысходная свобода», приуроченный к 75-летию известного литератора Игоря Волгина.

И мне в очередной раз вспомнилась памятная встреча полувековой давности.

Был октябрь 1966 года. В наш город прибыла делегация литераторов – поэты, прозаики, - случались в те годы подобные писательские десанты. Встреча была организована под эгидой горкома комсомола и проходила в ресторане «Вятка» на манер «Голубых огоньков».

Меня отыскал в общежитии на Спортивной один из активистов оргкомитета и предложил принять участие – почитать на вечере стихи. Оказывается, я к тому времени «засветился» - читал Маяковского на смотре заводской художественной самодеятельности в «Дружбе». Кто-то меня запомнил, и вот теперь предложили прочитать на выбор стихотворение любого из гостей-литераторов.

Я выбрал небольшое стихотворение неизвестного мне поэта И.Волгина, которое начиналось так:

 

«О дворик на проспекте Маркса

Или на бывшей Моховой!

Моя пленительная муза –

Студенточка перед тобой…»

 

После выступления из зала кто-то крикнул: давай Маяковского! Пришлось прочитать Стихи о советском паспорте…

Имена других участников и гостей встречи сегодня уже не помню. Зато помню, как в удобный момент подсел к Волгину и попросил написать автограф в записную книжку. Он любезно согласился. Мелким почерком зелёной пастой шариковой ручки написал слова признательности за чтение стихов и любовь к поэзии. Я зачем-то попросил написать адрес. Он не отказался.

Боже мой! Мне было 19 лет, а ему 24. Но каким взрослым казался он мне уже тогда!..

Шли годы. Записная книжка сохранилась как реликвия. Новые стихи Волгина то и дело появлялись в журнальных публикациях. И естественно вызывали повышенный интерес, пробуждали воспоминания.

Нынче Игорь Леонидович Волгин – мэтр. Историк по образованию, литератор по призванию. Доктор филологических наук, авторитетный специалист по Достоевскому, профессор Литературного института. Постоянно участвует в публичных культурологических встречах. По-прежнему пишет стихи. Не один сезон вёл на телевидении просветительские программы «Контекст» и «Игра в бисер».

Так вот, упомянутый мною в начале документальный фильм «Такая безысходная свобода» - это исповедальный монолог умудренного опытом интересного человека. Герой-рассказчик ведет разговор из кабинета Переделкинской дачи, ходит по старинным улочкам Москвы,  вспоминает о пережитом – о детстве, родителях, об ушедших духовных учителях. Нынешние соратники сами дополняют его лирический портрет. В кадре и за кадром звучат стихи в авторском прочтении. И вдруг Волгин произносит совершенно неожиданное: у меня в молодости были такие стихи:

 

«О дворик на проспекте Маркса

Или на бывшей Моховой!...»

 

Я удивлённо вздрогнул. Как? Почему из множества своих стихотворений он вспомнил именно это, - так памятное мне?

А вот почему. Разговор перед телекамерой он вёл из того самого дворика одного из зданий Московского университета, где когда-то он учился, а сейчас преподаёт и ведёт поэтическую студию среди студентов.

Только вот бывшим теперь стал уже проспект Маркса, а Моховая обрела своё прежнее название, - знаем мы эту нашу страсть  к переименованиям, к возвращению старых имен.

Игорь Леонидович и нынче ездит по стране на творческие встречи в разных аудиториях, преимущественно студенческих. Интересно, помнит ли он о том, как посетил когда-то растущий городок-подросток, которому исполнилось к тому времени всего-то 11 лет?

Как давно, как недавно это было…

 

Более двух месяцев миновало уже со дня прошедших в нашем городе Крупинских чтений, а чувство досады не покидает.

Я готовился к этой встрече. Писателя В.Н. Крупина знаю давно. Совсем не разделяю некоторых его высказываний публицистического, а вернее идеологического характера, но как прозаика, мастера слова чту с самых ранних его публикаций. Уже в первых книгах исследователи отмечали и «вдумчивость писательского взгляда», и «сдержанность повествования», и «авторскую застенчивость».

На встрече в библиотеке имени Н. Островского хотелось живого общения с мэтром. У меня были даже приготовлены иллюстрации (слайды) для разговора. Но вечер оказался страшно затянут. Он и начался-то с 45-минутной задержкой. Писателя сопровождала творческая группа поддержки. Гостями было сказано много слов нравоучительного, назидательного характера. Слов справедливых и важных, но совершенно необязательных для данной встречи (публика-то собралась на Крупинские чтения.  Даже тема была заявлена – провинция в русской литературе).

… Люди устали. Да и ведущая вечера Е.О. Галицких деликатно предлагала заканчивать программу. И у меня не хватило решимости взять слово. Может быть, и зря…

Во-первых, мне хотелось выразить Владимиру Николаевичу слова признательности. Для начала – небольшая крупинская цитата из лирического эссе «Розовый свет»:

«Когда едешь летом, то его хорошо видно и рано утром, и поздно вечером. Даже ночью, если вызвездило, видна его легкая тень. Вот зимой плохо – и утром и вечером поезд идет в темноте. Хорошо, если луна, но если и нет, я всё равно не ложусь, дожидаясь двухсотого километра, и, глядя в темноту, представляю его. А когда возвращаюсь в Москву, то рано утром будто кто будит меня: ни разу я не проспал встречу с ним.

 1

Речь идёт о храме Покрова на реке Нерль. Если ехать от Москвы, то он будет по правую руку после Владимира, недалеко от села Боголюбова...

Этот храм необъясним. Столько о нём написано, о его соразмерных пропорциях, удивительных белокаменных тягах, полуколоннах, закомарах, вытянутом барабане под вознесённом куполом, но зря стараться объяснить то состояние, которое приходит… то есть то состояние, ну вот как сказать, когда любишь, когда красота спасает, только бы не опоздать к ней.»

Из сборника «Кольцо забот», 1982г.

Оказывается, можно было прожить жизнь, и не знать, что многократно проезжал мимо этого шедевра. А теперь я уже сам могу дать подсказку, как добраться до него. Это совсем не сложно.

Если вы поедете в Москву, и располагаете временем, то предусмотрите остановку во Владимире. На полдня. От Владимира до села Боголюбова минут 20 автобусом. А потом главный путь: пешком по заливному лугу километра два.

2

И по мере приближения к памятнику ваше волнение будет нарастать – он ждёт вас.

Храм Покрова – это сама древность. И память.

До Куликовской битвы было ещё более двух столетий, а он уже озарял окрестности своим куполом.

Его камни слышали плачь Ярославны из «Слова о полку Игореве».

У его подножья режиссёр Тарковский снимал одну из сцен фильма «Андрей Рублёв» - смертельный полёт безымянного смельчака с кромки храма на воздушном шаре.

Для литературной публики не лишним было бы напомнить, что в роли этого отчаянного летуна снимался известный поэт Николай Глазков.

Сколько мыслей, ассоциаций возникает сразу! Но высказать запоздалую благодарность Крупину за то, что он открыл мне эту дорогу к храму, не удалось. И вспоминается известное изречение: зачем нужна дорога, если она не ведёт к храму?..

А ещё мне хотелось передать Крупину привет с Алтая, с родины Шукшина, где мне довелось побывать в августе. Привет от бронзового Василия Макаровича.

 3

80- тонное  изваяние работы скульптора Вячеслава Клыкова. Памятник установлен в 2004 году на горе Пикет, где с 1976 года проходят ежегодные Шукшинские чтения. За основу памятника взят последний кадр из фильма «Печки-лавочки», который здесь же и снимался. О масштабах памятника можно судить по следующему слайду.

 4

5

 

 

В библиотеке курортного городка Белокуриха мне довелось познакомиться с уникальной книгой: «С высоты Шукшинского Пикета».

Книга издана в 1998 году в Барнауле. В ней собраны выступления многих участников Шукшинских чтений. Приятно было встретить в этой книге имя Владимира Николаевича Крупина. И сделать выписки из неё – у нас-то ведь её не найдёшь. Сначала предисловия составителей книги:

 

 

 

 

1989   «Писатель Владимир Крупин, человек истинно русского склада ума, глубоко и исповедально мыслящий, несколько раз бывал на Шукшинских чтениях. В сомнениях и думах выполнены и эти его размышления.»

А теперь собственно выдержка из выступления:

«Стоишь на этой горе, и возникает такое ощущение, что именно так должно было быть в первый день творения…

Увидел я Сростки впервые в 1979 году, когда отмечали пятидесятилетие Василия Макаровича Шукшина…  Но проходит время, и суета вокруг имени Шукшина оказывается всё мельче, а значение его всё крупнее и крупнее. И, конечно, я уже могу спокойно говорить, не боясь возражений со стороны людей, любящих его творчество, что я по-прежнему как не любил, так и не люблю кинороман «Я пришёл дать вам волю». Не люблю его отношения к Степану, как к герою былинному. Вольница-вольницей, степи пугачёвские широки, а кровь-то людская льётся! Приходит ощущение, что поднимается муть со дна России, вся эта голытьба…  как в эту революцию всё поднялось и замутилось и взбеленилось, всё темно…

И поэтому, конечно, я, в отличие от многих, думаю, что, видимо, так Богу было угодно, чтобы не был снят этот фильм про Степана Разина. Ну, был бы фильм, представим себе, и была бы такая былинная, поэтическая фигура уже в гениальном воплощении Василия Макаровича. Конечно, она в общем-то давала бы образец для подражания. Теперь же обескровленная, измученная, измотанная Россия на такие действия не способна, да и не нужно это. Россия уже созревает по силе своей, умственности и мудрости для бескровных переворотов.»

Напомню: это 1989 год. Что и говорить, неожиданная точка зрения. И актуальная в свете нынешних размышлений к 100-летию революции.

Но сказано прямо, честно, обоснованно. И при этом совсем не умаляется значение Шукшина как художника. И хотелось спросить Владимира Николаевича вот о чём. Роман «Я пришёл дать вам волю» вышел в 1969 году. А в середине 80-х мы пережили мировоззренческий переворот. Сколько всего было переоценено, переосмыслено! Отказались же мы считать героем террориста Степана Халтурина и вернули городу Халтурину его прежнее название Орлов. Так вот, если бы Шукшин дожил до этих времён, может быть, он скорректировал бы образ Степана Разина? Сместил акценты? Особенно, если бы открыл дополнительные источники?

На этот и на другие незаданные вопросы ответов получить не удалось. Не хватило времени. Серьёзной обратной связи с писателем не получилось. Когда теперь выпадет такая возможность?..

 

Degtyareva

 

 

 

Ирина Дегтярёва – автор идеи Чтецкого Клуба.

 

 

arzamas 

29 января 2015 года Филипп Дзядко (бывший гл. ред. ж. «Большой город») и Данил Перушев (основатель «Теорий и практик») запустили просветительский проект Arzamas

Arzamas – это увлекательный сайт о гуманитарном знании. Можно даже сказать –университ (так сами создатели его и позиционируют). Здесь читают лекции и пишут лучшие преподаватели Москвы.

В основе Arzamas лежат курсы, или «гуманитарные сериалы», - каждый на свою тему. Раз в две недели открывается новая «кафедра»: по четвергам появляются новые курсы по истории, литературе, искусству, антропологии, философии - о культуре и человеке.

Это сочетание коротких видеолекций, прочитанных учеными, и материалов, подготовленных редакцией: справочных заметок и длинных статей, фотогалерей и фрагментов кинохроники, цитат из забытых книг и интервью со специалистами — всего, что поможет полнее раскрыть тему.

Все курсы бесплатные. Заходите на arzamas.academy и слушайте и читайте о самых интересных в мире вещах.

Кроме того, что Arzamas даёт доступ к качественному знанию, он делает это чрезвычайно увлекательно. Вот некоторые свежие заголовки.

«Определитель архитектурных стилей»

http://arzamas.academy/mag/446-arch

(увлекательный и ясный материал с иллюстрациями

про особенности архитектурных стилей)

«Гид по православному искусству»

http://arzamas.academy/materials/1274

(как понимать литургические тексты,

как смотреть иконы и росписи)

«Русь. Запад. Восток. 10 веков в одной таблице»   

http://arzamas.academy/mag/450-history-table

 (синхронная таблица по мировой истории)

«Пять главных послевоенных пьес и их лучшие постановки»

http://arzamas.academy/materials/1172

(литературоведческий и театроведческий анализ

лучшей советской драматургии, рассказ и

видеозапись!! лучших спектаклей)

«Насколько хорошо вы знаете историю искусств»

http://arzamas.academy/materials/781

(увлекательный тест по репродукциям, который

не только помогает проверить себя, но и подучить ИЗО)

«Как слушать оперу»

http://arzamas.academy/mag/337-opera

(10 вещей, которые стоит знать об опере)

«Как читать «Дикую собаку Динго»

(рассказ о том,

как устроена советская детская повесть)

«Как понять Мадрид»

(пособие для путешественника)

«Как быть красавицей ХIХ века»

(иллюстрированное путешествие в XIX век)

И ещё множество интереснейших вещей.

Заходите прямо сейчас http://arzamas.academy/

 

Отсутствие театра в небольшом населённом пункте – проблема, конечно, не для всех, но… проблема. Вырываться раз в год в отпуске,  плюс ещё пару раз на больших выходных – недостаточно для полнокровной жизни.

Долгое время считалось, что театральные постановки на видео теряют бОльшую часть замысла и атмосферы. Однако современные технологии отодвигают эту точку зрения в прошлое.

Лучшие свои постановки театры давно выкладывают на сайты, прямые трансляции премьер становятся традицией, а тематические интернет платформы, всё внимательнее вглядываются в театральное пространство.

Предлагаю всем любителям театра статью с адресами сайтов, что распахнут для вас занавес выдающихся театров мира!

https://www.buro247.ru/culture/theatre/28-jun-2017-how-to-become-theatre-expert-at-home.html

 

GrishkovetsНовая книга Евгения Гришковца со вполне интригующим названием вышла весной 2018 года и на лето многие театралы запланировали её в обязательное чтение.

Поскольку автор имеет филологическое образование и существует не только в театральном поле, но, прежде всего литературном, жанр заявлен предельно точно и, я бы сказала, настойчиво. Роман, потому что это объёмное повествование с переплетённым сюжетом. На определении «мемуарный» Гришковец настаивает, заявляя, что писать будет не столько о театре, сколько о своём опыте. 

Меня заинтриговало именно это, поскольку сибирский период у нас с автором проходил в одном и том же городе, и был общий педагог по сценической пластике – Татьяна Александровна Григорянц. Так что я открывала книгу «Театр отчаяния», чтобы встретиться с близкими людьми и дорогим прошлым.

Но порекомендовать это объёмное повествование (900 страниц) хотелось бы всем, кто серьёзно задумывается о собственном жизненном пути.

Не пугайтесь толщины книжки. Каждая из 8 глав построена как отдельная повесть, и вы можете прочесть ту, что интересна именно вам. Здесь есть и университетская учёба, и служба в армии, мужская дружба, сложности семейной жизни и, конечно, театр. 

Самое ценное, что новая книга Гришковца напоминает: путь к себе и к делу жизни не проделывается за несколько ускоренных курсов или мастер классов. Это долгая и сложная дорога, которую необходимо торить, на ней обязательно будут трудности и непроходимые колеи. Однако если этот путь будет пройден, ты, дорогой читатель, обязательно выйдешь к самому себе и  к судьбе, которая состоялась.

Вопреки современным теориям о 10 тыс. часов и утверждениям, что любой человек обязательно несколько раз сменит любимую профессию, история Гришковца подтверждает старинную историю успеха упрямой лягушки.

Особенно роман «Отчаянный театр» важен тем, кто хотел бы связать свою жизнь с театром. Прежде чем ступить на тернистый путь к подмосткам, читайте. 

 

KocherginE

В 1993 году, в пошивочном цеху Русского Душанбинского театра услышала: «У нас делал спектакль Кочергин!» За этим именем вставала мощная фигура с безупречной репутацией и могучим талантом. Ленинградец, воспитанник детприёмников в 50-х, студент Павла Акимова (ленинградский театральный институт), многолетний художник-постановщик спектаклей Г.А.Товстоногова (БДТ), Эдуард Степанович – один из выдающихся современных мастеров театра.

В нулевых, когда прошла пора радикальных перемен, Эдуард Кочергин начал писать. И оказалось, что он обладает даром точного, объёмного и живого слова. В 2003 вышла «Ангелова кукла: Рассказы рисовального человека» (затем трижды переиздавалась), а в 2009 «Крещённые крестами: Записки на коленках» (тоже была переиздана). В 2010 «Крещённые крестами» получили премию «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР».

Обе книги – свидетельства о детских скитаниях и открытиях, о нашей стране 40-х – 60-х годов, увиденной глазами внимательного человека и глубокого художника.

Ещё через несколько лет появилась новая книжка «Записки планшетной крысы» - интереснейшее повествование о театральной жизни этого мощного художника. В книге острым языком мастерового человека описан театр изнутри. Редко читаем мы такие плотные повествования о мире искусства. Здесь узнаем, из чего состоит и на чём держится театр – о мастерах и ремесленниках, которые помогают режиссёрам и артистам создавать в коробке сцены живой спектакль.

Из вступления:

«Планшетная крыса - шуточное внутритеатральное звание. Присваивалось оно опытным, талантливым или, как говорили в стародавние времена, хитрым работникам театрально-постановочных частей и декорационных мастерских. Возникла эта странная похвальба за кулисами императорских театров Санкт-Петербурга в конце девятнадцатого - начале двадцатого веков. Революция, Совдепия, разруха, к сожалению, похерили такую славную оригинальную шутку. Известно, что с конца двадцатых годов из опасения разных разностей, происходивших в стране, эту награду в бывших императорских театрах перестали присуждать, но название её осталось в памяти работных людей, став нарицательным определением отличного, всезнающего, опытного профессионала какого-либо театрального дела. […]

Такое звание предназначалось самым умелым мастерам на театре: это мог быть театральный плотник, столяр, слесарь или токарь, бутафор, макетчик, швея, закройщик, художник-исполнитель. Иной раз могли наградить и актера с особыми, редкими данными, вроде Евгения Лебедева, Олега Борисова. Любого, достигшего в ремесле предельных высот, открывшего «свою Америку» и открывавшего его другим, то есть имеющего право учить.

Возможно, что на театре это титульное величание возникло в среде машинистов сцены. Дело в том, что дирекция императорских театров в старые добрые времена рядовыми машинистами на свои сцены брала матерых боцманов, отслуживших свой срок на парусных кораблях. А боцманов императорский флот набирал из крестьян, никогда не бывших в крепости, в основном выходцев из Олонецкой губернии, то есть с психологией свободных людей, кроме того, рукастых, чистоплотных, хозяйственных мужиков. Боцманами главных парусников становились поморы, люди особой формации, к тому же родившиеся и выросшие на Белом море.

Боцман на корабле, кроме командирства, еще и палубный хозяин. У него все снасти, механизмы, паруса, всякая необходимая мелочевка. Он должен быть жмотом — просто так никому ничего не давать, а выдавать только по надобности. На корабле он знает все и умеет все, как хороший коверный в цирке. А потому и учит — из профана готовит матроса. Боцман — основа порядка, чистоты, богатейности судна. Те же требования предъявляют и к машинисту сцены.

Да и работы на сценах по большей части схожи с корабельными. Это те же такелажные работы. В языке рабочих сцены есть множество слов и выражений, заимствованных с парусных кораблей: галерея, трюм, переходной мостик, «дай верх», «трави» и так далее. Кроме того, все мягкие декорации: завесы, кулисы, падуги — вяжут к штанкетам корабельными узлами. С одной стороны, эти узлы надежны, с другой — их быстро можно развязать одной рукой. Сценическо-корабельный язык оставили нам на память флотские боцманы, которых когда-то на кораблях обзывали «корабельными» или «палубными крысами». Парусники ушли в историю, а обзовуху, перекочевавшую и застрявшую в театре, переделали в Планшетную крысу, и ею стали обзывать не только машинистов, но и других хитрых мастеров, ремесленников внутритеатральных дел.»

Рекомендую эту интереснейшую книгу не только театралам, но и мастеровым людям, и тем, кто пока ещё решает, какую профессию на всю жизнь выбрать. Редко, когда с такой любовью и уважением пишут о людях, чьими руками создаются очень важные вещи.  

 

Дмитрий Лихачев. «Мелочи поведения» 

Lihachev

Апостол Павел говорит: «Не сообразуйтеся веку сему, но преобразуйтеся обновлением ума вашего, во еже искушати <испытывать> вам…» Это говорит о том, что не следует подражать слепо тому, что «век сей» внушает, но иметь с «веком сим» другие гораздо более активные отношения - на основе преобразования себя «обновлением ума», то есть на основе здравого различения, что в «веке сем» хорошо и что плохо.

Есть музыка времени и есть шум времени. Шум часто заглушает музыку. Ибо шум может быть безмерно велик, а музыка звучит в заданных ей композитором нормах. Зло знает это и поэтому всегда очень шумливо.

Зло имеет склонность к стайности. Злые собираются толпой, они единодушны в нападении, но, победив, начинают грызть друг друга. Партии - это те же стаи.

Бездельничание вовсе не состоит в том, что человек сидит без дела, «сложа руки» в буквальном смысле. Нет, бездельник вечно занят: пустословит по телефону (иногда часами), ходит в гости, сидит у телевизора и смотрит все подряд, долго спит, придумывает себе разные дела. Вообще бездельник всегда очень занят…

У физиолога Ухтомского - «закон заслуженного собеседника», который следовало бы учитывать и в быту.

Этажи заботы. Забота скрепляет отношения между людьми. Скрепляет семью, скрепляет дружбу, скрепляет односельчан, жителей одного города, одной страны.

Проследите жизнь человека.

Человек рождается, и первая о нем забота - матери, постепенно (уже через несколько дней) вступает в непосредственную связь с ребенком забота о нем отца (до рождения ребенка забота о нем уже была, но была до известной степени «абстрактной» - к появлению ребенка родители готовились, мечтали о нем).

Чувство заботы о другом появляется очень рано, особенно у девочек. Девочка еще не говорит, но уже пытается заботиться о кукле, нянчит ее. Мальчики, совсем маленькие, любят собирать грибы, ловить рыбу. Ягоды, грибы любят собирать и девочки. И ведь собирают они не только для себя, а на всю семью. Несут домой, заготовляют на зиму.

Постепенно дети становятся объектами все более высокой заботы и сами начинают проявлять заботу настоящую и широкую - не только о семье, но и о школе, куда поместила их забота родительская, о своем селе, городе и стране…

Забота ширится и становится все более альтруистичной. За заботу о себе дети платят заботой о стариках родителях - когда они уже ничем не могут отплатить за заботу детей. И эта забота о стариках, а потом и о памяти скончавшихся родителей как бы сливается с заботой об исторической памяти семьи и родины в целом. Если забота направлена только на себя, то это эгоист.

Забота - вот то, что объединяет людей, крепит память о прошлом, направлена целиком на будущее. Это не само чувство - это конкретное проявление чувства любви, дружбы, патриотизма. Человек должен быть заботлив. Незаботливый или беззаботный человек - скорее всего человек недобрый и не любящий никого.

У Белинского где-то в письмах, помнится, есть такая мысль: мерзавцы всегда одерживают верх над порядочными людьми потому, что они обращаются с порядочными людьми как с мерзавцами, а порядочные люди обращаются с мерзавцами как с порядочными людьми.

Глупый не любит умного, необразованный образованного, невоспитанный воспитанного и т.д. И все это прикрываясь какой-нибудь фразой: «Я человек простой…», «я не люблю мудрствований», «я прожил свою жизнь и без этого», «все это от лукавого» и т.д. А в душе ненависть, зависть, чувство собственной неполноценности.

Мицкевич где-то сказал: «Дьявол трус, он боится одиночества и всегда прячется в толпе». И еще: «Дьявол ищет темноты, и надо от него прятаться в свете».

Всегда помнить, что есть что-то, до чего ты еще не дорос. Быть храбрым в стремлении воспринимать чужую культуру. Быть смелым к сложной и непонятной культуре, по отношению к тому, что выше тебя по интеллектуальному уровню.

Владимир Набоков сказал о себе незадолго до смерти: «Я мыслю как гений, пишу как средний писатель, а говорю как ребенок». Но первое самое важное, отблеск мысли несет в себе любое плохое письмо и любая детски беспомощная речь.

Удивительно правильная мысль: «Небольшой шаг для человека - большой шаг для человечества». Можно привести тысячи примеров тому: быть добрым одному человеку ничего не стоит, но стать добрым человечеству невероятно трудно. Исправить человечество нельзя, исправить себя - просто. Накормить ребенка, перевести через улицу старика, уступить место в трамвае, хорошо работать, быть вежливым и обходительным… и т.д. и т.п. - все это просто для человека, но невероятно трудно для всех сразу. Вот почему нужно начинать с себя.

Аввакум о себе: «Добрых дел нет, а прославил Бог».

Добро не может быть глупо. Добрый поступок никогда не глуп, ибо он бескорыстен и не преследует цели выгоды и «умного результата». Назвать добрый поступок «глупым» можно только тогда, когда он явно не мог достигнуть цели или был «лжедобрым», ошибочно добрым, то есть не добрым. Повторяю, истинно добрый поступок не может быть глуп, он вне оценок с точки зрения ума или не ума. Тем добро и хорошо.

«Иисус, увидев идущего к нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства»\fn{Евангелие от Иоанна, 1, 47.}.

Что означает этот текст? Прежде всего, о каком «лукавстве» идет речь? Лукавство - ложь. Отец лжи - дьявол, «лукавый». Ср. в молитве: «И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого».

Лукавство - это всех видов притворство, неискренность, искушение чем-то не нужным человеку.

Значит ли сказанное Иисусом, что национальное свойство израильтян - отсутствие в них лукавства? Нет, сказанное означает, что подлинная природа человека любой национальности обнажается, когда спадает шелуха лжи, лукавства, притворства; когда человек вполне искренен, прост.

«Неделя открытых добрых дел». Это тема для размышлений и для небольшого эссе. Действие происходит в неизвестное время. Может быть, в двухтысячный год. Слово «добрый» презирается, и говорят «добренький», когда хотят оскорбить. Должна существовать только «непримиримость». И вдруг указ: можно и даже нужно делать добрые дела - индивидуально делать! Рекомендуется даже заниматься благотворительностью. Можно подавать и просить милостыню. Можно и даже рекомендовано давать и получать в долг. Можно приходить в больницы помогать больным, мыть полы. Можно, можно, можно… И вот люди открывают для себя счастье доброты. Для многих растворяется, как туман, стяжательство, страсть к наживе, к коллекционированию пустяков. Люди улыбаются друг другу, совершив доброе дело. Кто-то переводит через улицу пожилого человека. Не «кто-то», а все уступают в метро места пожилым.

Счастливые лица. Продавщицы с удовольствием продают, с удовольствием тщательно завертывают покупки.

И уже просят продлить неделю открытых добрых дел. Пишут об этом письма наверх.

Революцию добра рьяно подхватывают дети. Они больше всех и первыми заражаются добром. Добро становится для них любимой игрой. Учатся делать добро у деревенских старушек. Ищут нищих, больных, стариков, сирот, которым нужно помочь, находят несчастных. Организуют группы «следопыты добра».

Происходит примирение с миром. Вот зачем есть несчастные: чтобы дать счастье другим. Несчастные становятся счастливыми заботами других, ибо несчастный в одном может быть счастлив в другом.

Стравинский говорил о Вл.Вас. Стасове, что он не отзывался плохо даже о погоде.

Среди множества пустяков самолюбования у В.В. Розанова есть и прекрасные, хорошо выраженные мысли; вот одна: «Двигаться хорошо с запасом большой тишины в душе; например, путешествовать. Тогда все кажется ярко, осмысленно, все укладывается в хороший результат. Но и „сидеть на месте” хорошо только с запасом большого движения в душе. Кант всю жизнь сидел: но у него было в душе столько движения, что от „сидения” его двинулись миры»\fn{Розанов В.В. Уединенное. СПб., 1912, с. 153.}.

Для того, чтобы получить «тишину» в путешествии, хорошо вести записи или фотографировать: это как бы разлучает человека с самим собой.

Во время моего юбилея обо мне было написано невероятно много хорошего, но у меня все время такое ощущение, что я читаю не о себе, а о ком-то другом, а знают меня только жена и дочь. Поэтому этот другой стоит рядом, но он не я. Я больше радуюсь за этого другого. Но что же, если я создал этого другого, то хорошо. Но только «хорошо» — не больше. Славолюбие противно. Кстати, его был действительно лишен Борис Пастернак (в натуре, а не только в своем стихотворении «Быть знаменитым некрасиво…»).

Самое восхитительное свойство человека - любовь. В этом связанность людей выражается наиболее полно. А связанность людей (семьи, деревни, страны, всего земного шара) - это основа, на которой стоит человечество.

Много для этой связанности затасканных слов и выражений. Все сейчас чувствуют необходимость этой связанности. Надо для этой связанности либо находить новые слова и выражения, либо часто употребляемые употреблять не в затасканном контексте, ощущать их значительность. Не буду перечислять эти выражения, которые мы постоянно слышим и сами употребляем.

Самое дурное (не «самое», но одно из самых) свойство человека - не заботиться о жене, не вспоминать родителей, не заботиться о детях (по-настоящему), не посещать могилы близких, оставлять беспомощных стариков, требовать только для себя. Все это с какого-то момента начинает овладевать человеком гуртом, вместе, в совокупности. И поэтому по одному из этих признаков можно определить наличие и всех остальных. Это люди во всех отношениях ненадежные.

В романе Вальтера Скотта «Old Mortality» (в русских переводах он называется «Пуритане») рассказывается о старике, который очищал от мха и лишайников старые могильные плиты с надписями на них.

Знаменитый советский онколог Николай Николаевич Петров (я его помню) был находчив и остроумен. Живой, небольшого роста. Оперировал всегда налегке. Халат надевал прямо на белье. Однажды приехал не менее знаменитый французский онколог: надушенный, напомаженный франт. Повели в операционную. Выходит, Петров в подштанниках, подошел к французу и сделал вид, что сдувает с него пылинку.

В Асуане в феврале 1990 г. на Конференции глав государств основателей Александрийской библиотеки глава египетского правительства Мубарак решил показать свою значительность и заставил долго себя ждать. Председательствовавший президент Франции Миттеран блестяще вышел из положения. Он углубился в чтение бумаг и, когда наконец вошел Мубарак, Миттеран не заметил его появления и только через некоторое время, оторвав голову от бумаг, открыл заседание, заставив Мубарака подождать в свою очередь. Самая блестящая речь о значении библиотек вообще и будущем Александрийской библиотеки была на этой конференции бесспорно произнесена именно Миттераном. Мубарак говорил банальности. Я решил произнести очень краткую речь, ибо наше государство не давало средств на библиотеку и мое выступление не могло быть длинным и претенциозным.

Если тяжеловес ставит новый мировой рекорд в поднятии тяжестей, я ему завидую? А если гимнастика? А если в прыжках с вышки в воду?

Начните перечислять все, что вы знаете и чему можно позавидовать: вы заметите, что чем ближе к вашей работе, специальности, жизни, тем сильнее близость зависти. Это как в игре - холодно, тепло, еще теплее, горячо, обжегся! На последнем вы нашли с завязанными глазами запрятанную другими игроками вещь. Вот то же и с завистью. Чем ближе достижение другого к вашей специальности, к вашим интересам, тем больше возрастает обжигающая опасность зависти. Ужасное чувство, от которого страдает прежде всего тот, кто завидует.

Теперь вы поймете, как избавиться от крайне болезненного чувства зависти: развивайте в себе свои собственные индивидуальные склонности, свою собственную неповторимость в окружающем человечестве, будьте самим собой - и вы никогда не будете завидовать. Зависть развивается прежде всего там, где вы сам себе чужой, где вы не отличаете себя от других.

«Никто не герой в глазах своего лакея» (Руссо Жан-Жак. Новая Элоиза, письмо X, часть IV).

«Бехтеревский комплекс» - радость при несчастии у других.

Пастернак говорил то самое, что говорю и я. Я прочел его слова только 1 мая 1988 года: «Нет ничего более полезного для здоровья, чем прямодушие, откровенность, искренность и чистая совесть. Если бы я был врачом, то я написал бы труд о страшной опасности для физического здоровья криводушия, ставшего привычкой. Это страшнее алкоголизма»\fn{В кн.: Гладков А. Поздние вечера. Воспоминания, статьи, заметки.}.

Е.Б. Пастернак, который приводит эту запись в своей рукописи, добавляет: «Ср. слова Дудорова в эпилоге „Доктора Живаго”» (ркп., с. 30).

Б. Зайцев. Путь (О Пастернаке): «Петрарка писал из Авиньона в Рим друзьям. Письма отправлял „оказией”, с купцами, ездившими в Италию. Иногда купцов грабили под Флоренцией разбойники. Особенно оставались довольны, если в добыче оказывались письма Петрарки - их дорого можно было продать. Но некоторые письма доходили в Рим. Тогда получивший устраивал обед, угощал друзей, а на десерт, как высшее блюдо - письмо Петрарки вслух». Сборник статей, посвященных творчеству Б.Л. Пастернака Мюнхен, 1962, с. 17.

Тоже читал вслух письма Пастернака своим друзьям Борис Зайцев.

Человек с самого первого дня своего рождения развивается. Он устремлен в будущее. Он учится, научается ставить себе новые задачи, даже не понимая этого. И как быстро он овладевает своим положением в жизни. Уже и ложку умеет держать, и первые слова произносить.

Потом он учится отроком и юношей.

И уже приходит время применять свои знания, достичь того, к чему стремился. Зрелость. Надо жить настоящим…

Но разгон сохраняется, и вот вместо учения наступает для многих время овладения положением в жизни. Движение идет по инерции. Человек все время устремлен к будущему, а будущее уже не в реальных знаниях, не в овладении мастерством, а в устройстве себя в выгодном положении.    

Содержание, подлинное содержание утрачено. Настоящее время не наступает, все еще остается пустая устремленность в будущее. Это и есть карьеризм. Внутреннее беспокойство, делающее человека несчастным лично и нестерпимым для окружающих.

С. Лец («Непричесанные мысли») утверждает: «Каждый приносит в театр свою собственную акустику». Эту мысль можно расширить: каждый приходит в мир со своим собственным его восприятием; это свое восприятие человек сохраняет, развивает или разрушает в течение всей жизни.

Если один из спорящих горячится, то его противнику выгодно быть холодным, подчеркнуто холодным. Горячащийся подставляет бок противнику.

Иван Никифорович Заволоко имел девизом три буквы: Р С Т. Если эти буквы прочесть по их славянским названиям, будет: «рци слово твердо». Не изменяй слову, говори его твердо.

Типичный (как я думаю) разговор болгарской официантки с посетителем. П.Н. Берков (иногда раздражительный) говорит подавшей ему суп официантке: «Я всегда считал, что суп можно есть только ложкой». Умная официантка отвечает: «Я убеждена в том же, поэтому ложка лежит справа от тарелки». Об этом рассказывал мне сам П.Н. Берков (молодец - сумел оценить ответ).

Предубеждения не должны мешать убеждениям.

Нравственности в высокой степени свойственно чувство сострадания. В сострадании есть сознание своего единства с человечеством и миром (не только людьми, народами, но и с животными, растениями, природой и т.д.). Чувство сострадания (или что-то близкое ему) заставляет нас бороться за памятники культуры, за их сохранение, за природу, отдельные пейзажи, за уважение к памяти. В сострадании есть сознание своего единства с другими людьми, с нацией, народом, страной, вселенной. Именно поэтому забытое понятие сострадания требует своего полного возрождения и развития.

«Человек человеку - волк», - любят повторять люди дурных наклонностей. Но мало кто слышал другую сентенцию: «Человек человеку святыня». Сенека (кажется) утверждал, что «общество человеческое похоже на свод, где различные камни, держась друг за друга, обеспечивают прочность целого». Это удивительно верно. Один только пример: мы идем по улице и доверяем, интуитивно доверяем тысячам водителей, их опытности и элементарным нравственным устоям. Не их дипломам, уличным правилам движения и службе милиции только доверяем, а доверяем им как людям с чувством ответственности…

Замечательная мысль С. Леца («Непричесанные мысли»): «Самое слабое звено в цепи и есть самое сильное: оно разрывает узы» (всю цепь - какой бы прочной она ни была).

Человек становится человеком, находясь среди себе подобных.

Еще вспоминается мне изречение: «Благоразумие - лучшая часть доблести».

Нравственные понятия, которых нам очень не хватает в оценках людей: порядочность и честь. Очень редко, хваля человека, говорят: «он порядочный человек». И еще реже: «он поступил, как подсказывала ему честь».

А между тем подумайте, сколько применений обоим понятиям: порядочность в семейной жизни, порядочность критика, порядочность журналиста, порядочность в любви. Честь врача, честь рабочего, честь инженера, честь школы, честь завода, честь комсорга, честь гражданина, честь мужа или жены. Слово, данное человеком - кем бы он ни был, должно быть сдержано, иначе запятнана его честь. Как правильно быть «невольником чести» - это высшая свобода и независимость!

Если бы Пушкин не вызвал на дуэль, не защитил честь своей жены (хотя от современных нам «сплетников» это ему и не удалось), он никогда бы не защитил и честь своей поэзии. Поэт не может быть с запятнанной честью, ибо личность поэта - часть его поэзии.

И еще одно забытое нравственное понятие - «учтивость» в поведении. Сохранять независимость естественнее и проще всего, соблюдая учтивость. Учтивым следует быть не только к дамам и с дамами, а со всеми и всегда.

Честь. В сфере морали это понятие чрезвычайно важно, но честь - это двуликий Янус. С одной стороны, есть честь внешняя. Человек защищает свою честь. Он не терпит оскорблений или того, что ему представляется оскорблением. Он это делает главным образом для окружающих. Такова в значительной своей доле была честь дворянина, честь офицера. И именно эта честь пошла ко дну с революцией и потянула за собой другую честь - честь первостепенной важности - внутреннюю, честь перед самим собой, независимую от внешней ее оценки, но все же имеющую громадное значение для общества, для его моральной атмосферы, для моральных взаимоотношений между людьми и общественными организациями (государственными учреждениями, торговыми предприятиями, фабриками и заводами, военными, учебными сообществами и т.д.). В чем внешне выражается эта «внутренняя» честь: человек держит слово и как официальное лицо (служащий, государственный деятель, представитель учреждения), и как просто человек; человек ведет себя порядочно, не нарушает этических норм, соблюдает достоинство - не пресмыкается перед начальством, перед любым «благо дающим», не подлаживается к чужому мнению из выгоды, не упрямится, чтобы доказать свою правоту, не сводит личные счеты, не «расплачивается» с «нужными людьми» за счет государства (различными поблажками, «устройствами» и т.д.), вообще умеет отличать личное от государственного, субъективное от объективного в оценке окружающих.

Честь - это достоинство прежде всего, достоинство положительно живущего человека. Это достоинство в свою очередь бывает внешнее и внутреннее. Внешнее достоинство - это важность, напыщенность, солидность. Внутреннее - это достоинство по существу, когда человек не опускается до мелочности в поведении, в разговорах и даже в мыслях. При развитом чувстве чести и достоинства в обществе не может быть протекционизма, семейственности, обманов людей и учреждений, того, что называется «приписками» и искусственными занижениями планов или погоней во что бы то ни стало за премиями, благодарностями, повышениями по службе.

Честь обязывает человека думать о чести того общественного института, который он представляет. Есть честь рабочего, честь инженера, честь врача, но и честь учащегося определенной школы, честь полка, честь завода, честь учреждения.

Честь рабочего: работать без брака, стремиться создавать хорошие вещи. Как в старое время: честь наборщика, честь литейщика (не останавливать мартеновскую печь даже при забастовках).

Честь администратора: держать слово, выполнять обещанное, прислушиваться к мнению людей, не бояться изменить свое мнение, если факты этого требуют, не придерживаться «лобной психики» и не гордиться тем, что «мнения своего никогда не меняю». Уметь вовремя признать свою ошибку и исправлять допущенную оплошность.

Честь гражданина: не мстить из личных побуждений, не оказывать услуг за счет государства, избегать протекционизма, если он не «деловой», а личный, поддерживать способных людей только по деловым соображениям, не писать и не читать анонимок.

Честь ученого: не создавать не подтвержденных полностью фактами теорий, не занимать должностей, для которых недостает компетентности, не быть «личным» в своих отношениях к научным выводам и работам, не присваивать себе чужих идей, всегда точно и полно ссылаться на предшественников, не подписывать не принадлежащих тебе работ, не присоединяться к группам и группкам, не интриговать, уметь и желать различать стоящее в научном отношении от наукообразного и т.д.

Необходимо создать полный кодекс научной морали. Опубликовать его. Найти способы выявления его нарушений.

В старое время существовали купеческое слово и купеческая честь. Самые крупные сделки между купцами старинного склада совершались и так: шли в церковь и скрепляли сделку молебном. В Петербурге между Думой и Гостиным против портика Руска существовала полуподземная часовня, где купцы служили молебны.

Честь купца!

А в лондонском Сити крупные сделки заключались рукопожатием (к рукопожатиям англичане прибегают редко).

И если купцы и дельцы обладали чувством чести, то почему не развивать его в нашем обществе?

И еще соображение: чувство чести должно быть у дипломатов всего мира. Как часто сейчас слово, обещание, данное дипломатами, расходится с делом! И это по всему миру. Только что прочел в газетах: сокращение вооружений в одной сфере вооружений принимается, чтобы быть компенсированным в другой. Хитрят! Хитрят, как мелкие жулики, как дельцы, которым далеко до русских купцов XIX века

Отсутствие морали вносит хаос в социальную жизнь. Без морали в обществе уже не действуют экономические законы и невозможны никакие дипломатические соглашения.

Говорят, что в битве при Фонтенуа (1745) французский комендант крепости вышел навстречу англичанам, снял шляпу и прокричал: «Господа англичане, стреляйте первыми!»

А наше варварство докатилось до того, что начинаем войну даже без объявления войны.

Мелочи поведения // Заметки и наблюдения: из записных книжек разных лет.

– Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1989. – С. 316 – 347.

 

 

В последний день февраля обязательно вспоминаем Юрия Михайловича Лотмана. В конце 80-х все, кто знал и не знал этого литературоведа и культуролога были потрясены, увидев его телевизионные лекции о русской культуре https://www.youtube.com/watch?v=UCr0ndqBaQo .

Молодым людям, которые взрослели в ауре лотмановского слова, повезло необычайно. В поле мысли этого человека невозможно не становиться лучше.

Лотмана филолога, историка литературы, выдающегося интеллигента и мыслителя вспоминали в студии канала Культура «Наблюдатель» выдающиеся учёные и замечательные собеседники http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20918/episode_id/1473021/ .

Всем читателям с радостью сообщаем: в библиотеках Кирово-Чепецка есть все самые популярные книги Ю.М. Лотмана («Беседы о русской культуре», «Об искусстве», «О поэтах и поэзии», «В школе поэтического слова» и т.д.)

 

К артистам МХТ им. Чехова с вопросом: какие книги они планируют прочесть за время летних каникул и гастролей обратился сайт Год литературы 2018. В «планы на лето» попали произведения: от классики до литературоведения и новой книги Евгения Гришковца, которая вошла в шорт-лист «Большой книги» 2018 года.

Так что же будут читать МХТовцы?

1 

  

Художественный руководитель

МХТ им. Чехова Сергей Женовач – 

     Григорий Служитель 

     «Дни Савелия»

  

2

Станислав Дужников - 

     Жан-Кристоф Гранже

     «Пассажир»,           

     Грегори Дэвид Робертс 

     «Шантарам: Тень горы»

3 

Андрей Бурковский -

     Габриэль Гарсиа Маркес

     «Сто лет одиночества»

 4

Дарья Мороз –

     Владимир Пропп

     «Морфология сказки»

5 

Юрий Кравец —

     К. С. Станиславский

     «Моя жизнь в искусстве»

6 

 Игорь Золотовицкий –

     Евгений Гришковец

         «Театр отчаяния. Отчаянный

         театр. Мемуарный роман»

  

7

Евгения Добровольская -

     английские детективы начала века

8 

 Павел Ворожцов -

     Джордж Оруэлл

        «1984»,

     Энтони Берджесс

        «1985»

  

9

Анатолий Белый –

     Л. Н. Толстой

     «Анна Каренина»

10 

Авангард Леонтьев -

     Эдуард Кочергин

     «Россия, кто здесь крайний?» 

12

Светлана Устинова -

Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»,

Донна Тартт «Щегол» и «Тайная история» 

13 

Николай Чиндяйкин –

     Евгений Гришковец

        «Театр отчаяния. Отчаянный

         театр. Мемуарный роман»

Сайт ГОД ЛИТЕРАТУРЫ 2018

https://godliteratury.ru/public-post/letnee-chtenie-ot-mkht-im-chekhova

 

BiennaleПрошедшей осенью силами ведущих деятелей отечественного театра и культуры впервые была проведена Биеннале театрального искусства*

Это проект о достижениях драматического и музыкального театра, о развитии цифровой индустрии в культуре и искусстве.

Инициаторы «Уроков режиссуры» - ведущие театральные критики Ольга Егошина и Марина Токарева собрали уникальное режиссёрское жюри и организовали цикл мастер-классов выдающихся театральных деятелей сегодняшней России.

Множество уникальных материалов можно найти на сайте биеннале https://theaterbiennale.ru/ . Это выступления мэтров режиссуры, фрагменты мастер-классов, тизеры спектаклей и видео портреты самых интересных молодых режиссёров.

Во время биеннале на канале «Культура» вышла передача «Наблюдатель», в которой участвуют Ольга Егошина (театральный критик, арт директор фестиваля «Уроки режиссуры»), Алексей Бородин (главный режиссёр РАМТа и бывший главный режиссёр Кировского ТЮЗа (1973-1980 гг.), директор Театрального музея им. Бахрушина Дмитрий Родионов и молодой режиссёр Анатолий Шульев.

Это интереснейший разговор для всех, кто стремится быть в гуще культуры и следит за развитием российского театрального искусства.

https://theaterbiennale.ru/news/telekanal-rossiya-kultura-programma-nablyudatel/

* Биеннале (от латинского bis — дважды и annus — год)

            Художественная выставкаизобразительного искусства, кинофестиваль или        

            конкурс в каком-то виде искусства, проходящие каждые два года.

            Самой известной биеннале является выставка, проходящая в Венеции. Есть и

            другие примеры, например, Московская биеннале современного искусства.

 

Современное (актуальное) искусство вызывает большой интерес у одной частим публики и искреннее недоумение у другой. Образованный человек  вполне может не любить авангардной живописи, но знать её генезис и понимать, почему   ХХ-ый  век отказался от сюжета и  понятной образности,  должен. Несколько месяцев назад журнал «Эксперт» опубликовал большое интервью с русским и французским художником, мудрецом и исследователем Оскаром РАБИНОМ.

Эта беседа позволит понять историю, логику и контекст истоков современного искусства, представит нам скромного и мудрого мастера.   

Я тоже так могу

Мария Слепкова

1

Оскар Рабин — живая легенда советского нонконформизма, возникшего в 60-е годы в противовес официальному искусству. Он был одним из организаторов скандальной «Бульдозерной выставки», ставшей переломной точкой в борьбе художников андеграунда за право на существование. За картины, «искажающие советскую действительность», художника выслали во Францию и лишили советского гражданства. Сегодня ему 90 лет, он по-прежнему живет в Париже, входит в десятку самых дорогих из ныне живущих русских художников и, кажется, знает, как не чувствовать себя полным идиотом, глядя на творения современных художников.

От плюса к минусу 

Следите ли вы за тем, что происходит с современным российским искусством сейчас? Как относитесь к арт-группе «Война», Pussy Riot, Павленскому?

Они разные, и отношусь я к ним по-разному. Знаете, когда Кулик бегал собакой, все были поражены. Но ведь до всякого Кулика, еще в 50-х годах, водили человека-собаку на поводке в Англии. И Кулик это прекрасно знал! А в России это было впервые, и акция, естественно, произвела впечатление: огромная страна, и вдруг в ней может быть такая свобода! Это было оценено скорее с политической, чем с художественной точки зрения.

Так и сейчас. Pussy Riot и «Война» не удивительны для Запада. Во-первых, потому что здесь есть церкви, где поют и танцуют баптисты и сектанты. Во-вторых, здесь еще в старину устраивали бдения и шабаши с коллективным сексом и бог знает чем еще. Так что у нас это просто повторили, подав немножко под другим соусом: как искусство, а не как религиозный ритуал. Поэтому к танцам Pussy Riot я равнодушен, а Павленский мне как раз очень интересен. Хотя опять-таки он стал таким известным в мире только потому, что все свои акции устраивал в России. В Париже этим никого не удивишь. Здесь все уже демонстрировали. Вплоть до смертоубийства. Одна дамочка даже рожала на вернисаже. Павленский действительно верит, что создал новое направление в искусстве. Последнее, за которым уже ничего нет. В России он, по-моему, в каком-то смысле поставил точку. Интересно, будет ли что-нибудь после него.

2Его действия вызывают уважение. «Война», конечно, тоже молодцы, но они подожгут - и убегут. Это значит, что они согласны с тем, что что-то нарушили. Иначе чего убегают тогда? А Павленский не убегает. Он убежден, что делает все правильно. И в тюрьме сидел, доказывая это. И сейчас у нас сидит. У нас, правда, по другой причине - за поджог. В России-то он сидел, потому что поджег КГБ. Там политика, а здесь просто хулиганство.

И я не считаю Павленского никаким сумасшедшим. Нормаль-ный человек. Есть маньяки, которым лишь бы навредить. Павленский не такой. Он как раз людям хочет пользу принести таким способом. Нет, ну надо так взять и  КГБ опозорить! И действительно они не знали, что с ним делать. В результате просто избавились, вытолкнули во Францию.

Примечательно, что Павленский не может толком монетизировать свои акции.

Абсолютно. И зря он банк поджег. Это его ошибка. На него со всех сторон давили: давай-давай, выдумывай, ты обязан уже что-то делать. Ему надо было все-таки не торопиться, пожить здесь сначала.

Почему современное искусство часто некрасивое и какое-то примитивное, что ли, в стиле «я бы тоже так смог»?

Я это так представляю: была амеба, она постепенно эволюционировала. Со временем появились Рембрандт, Гойя, Бах, литераторы. В области техники произошел огромный прорыв. Искусство поднялось на высшую ступень - и уперлось в потолок. И совершенно естественно откатилось назад. Грубо говоря, Малевич вернул нас обратно к амебе. Чтобы мы могли пройти этот путь заново и прийти к чему-то другому, создать новое.

Новизна, кстати, теперь главный критерий оценки искусства. Даже слово «красиво» уже неприлично употреблять. Сейчас говорят «концептуально», «объекты». Почему «объекты»? Вот у Микеланджело не объекты, а все равно замечательно. А у них - объекты, но смотреть почему-то не на что!

И еще одно. Искусство с самого начала занималось только положительным. Как бы сказать… В жизни есть плюс, когда хорошо, есть минус, когда плохо. До XX века искусство занималось только «плюсом», даже если изображали что-то ужасное. Например, Босх писал пытки в аду. Жуть, казалось бы! А почему-то уже сотни лет люди смотрят и оторваться не могут. Как ни крути, выходит положительно. Все дело в намерении автора - художники стремились делать так, чтобы было красиво. Пусть даже при этом на картине отрубают голову. Даже пыточные инструменты, отвратительные по своей сути, изображали высокохудожественно.

3Картина «Транспортировка  шампанского по Сене» написана через 34 года после эмиграции. Это своеобразный привет самому себе. Пейзаж отсылает нас к знаменитому натюрморту с водкой и селедкой на газете «Правда» 1968 года, написанному в тяжелое время травли на художника. Селедки по-прежнему здесь - отдыхают на берегу. Но на ничего уже не значащей для автора парижской газете - дорогая колбаса, а вместо водки - шампанское.

                                     

                                   Оскар РАБИН

             «Транспортировка шампанского по Сене» (2014) 

4В XX столетии искусство обратилось к знаку минус. Сюрреалисты начали копаться во всяких кишках. Резать, как Дали, глаз бритвой.

А концептуалист Мандзони свое дерьмо запечатал в банки и их продавал. И неважно, пошутил он или всерьез! Важна идея: жизнь не может состоять из одних плюсов.

Это новое искусство пришло еще и потому, что изменилось общество. Появилась демократия. То, что мы сейчас имеем квар-тиры, ванные с горячей водой и всякие телефончики, стало возможным благодаря новой идеологии. Она изменила искусство.

                                    Оскар РАБИН

                  «Натюрморт с водкой и селёдкой» (1968)       

Если раньше важно было умение и мастерство, то теперь надо, чтобы каждый мог заниматься искусством. XX век отказался от всего прежнего, в том числе от индивидуальности. Потому что она противоречит идеям демократии. Если каждый начнет проявлять свою индивидуальность, то получится оркестр из басни Крылова. Кто в лес, кто по дрова. Когда главная задача - удовлетворить миллионы и сотни тысяч, индивидуальность делается крохотной, как муравей. В результате сейчас каждый может сделать мазок на холсте.

А можно даже просто порезать холст.

Или не резать, а оставить белым. Все равно этим чистым пространством ты что-то там сообщаешь. Но это хотя бы безвредные вещи. Сейчас дошло до того, что собственное тело используют вместо красок и материалов. Вот как наш Павленский. Художники превращают самих себя в объект искусства. Уорхол хорошо объяснял все это: Я ВЕСЬ художник. Это не то чтобы какая-то часть в душе или в мозгу. Дело не в таланте. А в том, что это Я создал, МОЯ личность. Если не будет меня, не будет произведения искусства. Такой выверт.

Сколько это будет продолжаться? Дальше-то особо некуда. В галерее Гельмана уже пробовали распять на кресте парня. Ему плохо сделалось - сознание потерял. Решили было сделать более эффектно, у храма Христа Спасителя, но тут народ вмешался. Верующие им так показали, что они не знали, как убежать.

От Союза художников СССР до Саатчи

Ваша манера, сформировавшаяся еще до эмиграции, сохранилась до сих пор. Как вы нашли свой язык в живописи?

Чисто случайно. Огромную роль здесь сыграл Фестиваль молодежи и студентов 1957 года. Подготовка к нему велась целый год. Работы для выставки отбирала специальная комиссия Союза художников. Вопреки обыкновению заседания были открытыми, и я приходил туда и смотрел, кто что приносит, что одобряют, а что нет. Мне, конечно, хотелось, чтобы меня взяли. Но я не состоял в союзе, поэтому шансов особенно не было. Я принес картинки, написанные с натуры, их отвергли - мол, не годятся.

На одном из таких просмотров я увидел Олега Целкова. Он тогда уже успел побывать в запасниках Третьяковки и Русского музея, видел «Квадрат» Малевича и много чего еще. Комиссии он показывал несколько небольших работ: очень примитивные предметы, выкрашенные в два-три чистых цвета, прямо из тюбиков - как заборы красят. Ничего сложного. Любой мог бы написать. Так вот, мои работы просто отстранили, а его картины чуть ли не полчаса обсуждали! Спорили! Кричали! Меня удивило такое отношение. И очень задело. Я подумал: «Что такое! Я тоже так могу». Взял один из детских рисунков моей дочери - там цветными карандашами было изображено наше семейство - и с большой красочной фактурой все это изобразил на холсте мастихином, чуть переделав по-своему. И знаете, реакция оказалась такой же, как на Целкова! Это произвело на меня гигантское впечатление. Даже большее, чем, скажем, выставка Пикассо в Пушкинском музее.

Как понять, чем надо заниматься в жизни?

Казалось бы, это простая вещь, и понять ее легко: не изменять себе. Если ты понял, что есть в тебе что-то, что ты можешь делать лучше, чем все остальное, - вот это и делай, и этому не изменяй.

Когда я приехал во Францию, тут была такая очень умная женщина - Шаховская. Офицер, была в движении Сопротивления, кавалер Ордена Почетного легиона. Она заведовала газетой «Русская мысль», и к ней приходили спрашивать совета, как жить в Париже. Кто-то мне рассказывал, что был у нее и объяснял: «Я хочу делать то, что я хочу. И делать это так, как мне кажется правильным. А то, что мне советуют, кажется мне неправильным. Но я вижу, что они при этом благоденствуют. Я же со своим “правильным” ничего не могу добиться в жизни». И она ответила: «Да, это самое трудное для художника. Сможете - благо вам, значит. Вовсе не обязательно, что вы тот самый талант, который должен проявлять свою индивидуальность. Вы рискуете серьезно, чуть ли не вашей жизнью. Не в смысле смерти, а в смысле судьбы - того, как жизнь сложится».

5Общество не любит и не признает тех, кто говорит «А я так считаю нужным», «Я так хочу». Вот Павленский говорит. И его слышат. Правда, замечают в основном политику, не все об искусстве рассуждают... За свое «Я так считаю» он готов пойти в тюрьму, готов мучить себя, издеваться над собой. Он рискует.

Вам можно позавидовать. Не все художники дожили до признания. Вам удалось: главные музеи Москвы и Петербурга выставляют ваши работы, картины продаются на аукционах за очень большие деньги…

Все это не значит, что я признан. Вы ошибаетесь. В Москве меня вроде знают. Но в Париже я рядовой художник, таких тут тысячи. Выставки крайне редки. Тем более значительные. Нескоро еще я буду признанным художником. Стиль не тот. Сейчас в музеях в фаворе концептуалисты. Главные галереи не будут меня выставлять.

«Бульдозерную выставку» здесь не устроишь. Здесь это звучит глупо. Все так сделано, что протесты как бы разрешены. То есть на самом деле ничего не разрешено: никому из художников не доступна галерея Бобур (Центр современного искусства им. Жоржа Пом пиду. – «РР»). Квадрат нарисовать просто, это каждый может.

Поэт Игорь Холин посвятил Оскару Рабину такие      

   строки: Лицо - икона. Сутул. Упрям, как мул.             

         Ум - бритва. Разговор с ним – битва            

А ты попробуй с этим квадратом куда-то пролезть! И это еще хорошо, если ты исповедуешь их веру. А если нет? Ни один современный русский художник не висит в Бобуре в постоянной экспозиции. Вот у меня с ними отношения по-человечески очень хорошие. Одна моя картинка у них есть. Они попросили дать им интервью, интересовались архивом. Мне не жалко. «Но почему, - говорю я им, - вам не интересны мои картины? Вы ни разу не попросили их посмотреть. Вот даже те, которые стоят в мастерской, не замечаете. Вы же пришли к художнику. А зачем, если вам картины не интересны?» На что они мне ответили: «Знаете, к нам пристают, спрашивают иногда про вас. А что ж получается, мы ничего не знаем? Мы должны все знать». Вот так. Самим бы им в голову не пришло.

Что касается аукционов, то художник там никогда ничего не продает. Это считается дурным тоном. Каждый год аукционные дома издают гид - толстенный путеводитель по ценам на художников. Там описаны все аукционы с результатами продаж. Потом в интернете можно узнать, сколько этот художник продал работ и почем. Не дай бог, если ничего не продал. Лучше дешево, но пусть продаются. На основании этого люди решают, что купить на аукционе. При этом то, как поднимались или опускались цены, зависит не от художника, а от состояния рынка.

Но, к счастью, остается небольшой процент людей, которые покупают просто потому, что им нравится картина. Их очень мало.

У вас есть такие?

Бывает. Но чтобы постоянно - я б не сказал. В общем, существование такое, как у зайца в лесу: то ли съест лиса, то ли жив останешься.

Ну все-таки есть же ценители ваших картин?

Из отечественных - Игорь Цуканов. Вырос из обыкновенного такого олигарха-банкира в большого коллекционера. Несколько лет назад устроил огромную нашу выставку в самой престижной галерее Лондона - Саатчи. Ничего себе?! Заплатил им миллион, снял третий этаж и выставил весь московский нонконформизм 1960–1980-х.

У вас есть в Париже друзья?

С возрастом стало трудно судить, друзья или не друзья. Больше знакомых. В Москве, в Лианозово, мы собирались на кухне, обсуждали искусство, музыку, поэзию. Здесь ничего этого нет. Каждый сам по себе. И потом все в разном материальном положении. Одного покупают, другого нет. Запросто не поговоришь.

Кстати, о музыке. Вы продолжаете слушать что-то?

Когда работаю, всегда включаю музыку. Когда был молодой, ставил более энергичную: Шостаковича, например. А сейчас все больше классическую: Генделя, Баха. Бывает, иногда включу Губайдулину - я ее лично знал, мы жили рядом в Москве. И все-таки не могу под нее работать. Это надо сесть и слушать. И даже не могу сказать, что мне это уж такое удовольствие доставляет. У каждого есть свой эстетический предел. Губайдуллина уже не для меня.

От авангардизма к классике

Оскар показывает мне в каталоге Саатчи картины Злотникова. Они представляют собой белые холсты с изображенными на них разного цвета и размера кружками и полосками. В стиле Мондриана.

Что происходит на этих картинах, не очень понятно. Похоже на разметку хоккейного поля.

Тогда, еще в Москве, я тоже не очень понимал, зачем эти кружочки. Потом понял принцип: это просто другая знаковая система. Вот есть язык, а есть азбука Морзе - тук-тук-тууук. Азбука Морзе не вызывает у нас протест, мы ее понимаем. Вот и тут кружочки передают информацию. Какую? Это ваше дело. Если вы настроены понимать - поймете. Не настроены - не поймете. Но это уже для избранных, которые насобачились в этом разбираться.

Боже упаси, я ничего не утверждаю. Сам принцип мне понятен, а чувствовать - я не чувствую. Для меня это закрытый мир. Как и все эти концептуальные штуки. Понимать понимаю, а чувствовать не могу. Никак душа не участвует в этом.

А чьи картины ваша душа чувствует?

Была тут такая замечательная выставка. Провокационная. Современные кураторы это любят. С одной стороны повесили Пикассо, а с другой - работы старых мастеров, у которых Пикассо будто бы заимствовал какие-то элементы. Вольно или невольно. Это могло быть что-то сюжетное или просто цвет...

Эффект от этой выставки был поразительный. Пикассо оказался удивительно пустым. Ну, «пустым», возможно, чересчур сильно сказано, но он не вызывал эмоций. Ни у одной картины не захотелось остановиться! Но тут же масса народу, не только я, оторваться не могли от «Обнаженной Махи» Гойи из музея Прадо. Рембрандт там висел совершенно чудесный: «Купание Сусанны», и старцы из темноты подглядывали. Удивительный совершенно Веласкес. И я видел, как другая публика стоит зачарованная. Не только я. Себе я бы не поверил. И главное, сотни лет уже стоят! Ведь вот в чем все дело.

6

Оскар Рабин с женой Татьяной гуляют по Венсенском лесу

Ощущение знаете какое? Смотришь - мазок. Но я же тоже художник, что я, не знаю, как мазок класть, что ли? Знаешь технологию, а ощущение такое, будто кто-то водил рукой художника. Как будто не человек сделал. Вот это удивительная вещь. Такого ощущения, как от их картин, я не встречал в современной живописи. Для меня это критерий. Если я чувствую, что хотя бы на один процент вот это есть, то, значит, работа интересная.

Вы применяете этот критерий к собственным картинам?

Конечно. Хотя не сравниваю себя с другими. Вообще-то мои картины не для каждого. Не всем нравится и классическое искусство, не всем современное. И слава богу, что все такое разное.

Получается, вы были нонконформистом, авангардистом советского искусства, а сейчас отдаете предпочтение классике?

Авангардизмом это можно было назвать лишь условно. В тех условиях он имел чисто политическое значение. Это был протест против командования искусством, против навязывания и принуждения людей к чему-либо. Мы боролись за право делать то, что мы хотим.

Ваш юбилей отметили Третьяковка, Эрарта, в Париже открылось несколько выставок. Вам приятно?

С позиции того, кому 90 лет исполняется, ничего особенно радостного в этом нет, уверяю вас (смеется). Только прибавляются разные болезни. Есть такой анекдот старинный про грузина, который хотел в партию вступить. Ему говорят: «Партия - это ответственность большая. Курить бросишь?» - «Брошу». - «А пить?» - «Брошу!» - «А за девушками бегать? У нас с этим строго». - «И с этим завяжу!» - «А если жизнь за партию придется отдать, отдашь?» - «Отдам. На кой черт такая жизнь».

Вот и у меня так. Я даже выпить не могу. Одну-две рюмки только. Хорошо было бы, чтобы человек научился выращивать у себя на подоконнике новые органы и потом менять их как батарейки.

Все к тому идет. Недавно немецкие ученые исправили ген в клетке кожи ребенка, больного буллезным эпидермолизом, из нее вырастили новую кожу, пересадили ему, и она прекрасно прижилась.

Удивительно. Раньше огромные деньги тратились на искусство: на дворцы, картины, скульптуры. А ученых сжигали на кострах. Может быть, теперь, когда искусство уже не способно создать ничего нового, пришло наконец время науки?

http://expert.ru/russian_reporter/2018/08/ya-tozhe-tak-mogu/

 

1. Документальные фильмы о художниках:

"Тайна Пикассо" (Mystery of Picasso)

"Мой архитектор" (My Architect)

"Художники рисуют" (Painters Painting) 

"Рой Лихтенштейн" (Roy Lichtenstein)

"Мьсе Рене Магритт" (Monsieur Rene Magritte) 

"Чак Клоуз" (Chuck Close: A Portrait in Progress)

"Жоан Миро: Театр Мечты" (Joan Miro: Theatre of Dreams)

"Даунтаун 81" (Downtown 81)

"Хельмут Ньютон: Сцены на грани"

"Bomb It"

2. Документальные сериалы об искусстве: 

"The Power of Art"

"The Genius of Photography"

"David Hockney: The Secret Knowledge" 

"The Genius of Design"

"Воображаемый музей Михаила Шемякина"

"State of the Art"

"BBC: Modern Masters" 

"Shock of the New"

"How Art Made the World"

3. Байопики о художниках: 

"Девушка с жемчужной серёжкой"

"Фрида"

"Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус"

"Поллок"

"Любовь - это дьявол" 

"Баскиа"

"Я стреляла в Энди Уорхола"

"Винсент и Тео"

"Караваджо"

4. Документальные фильмы о фотографии и фотографах: 

"Henry Cartier Bresson. The Impassioned Eye"

"William Eggleston in a Real World"

"Contacts"

"What Remains: The Life and Work of Sally Mann"

"War Photographer"

"Visual Acoustics"

"Capa in Love and War" 

"Arakimentari"

"The City of Photographers"

"Manufactured Landscapes" 

5. Документальные фильмы об искусстве и дизайне: 

"Искусство воровства" (The Art of Steal) 

'' Выход через сувенирную лавку''  (Бэнкси)

"Гельветика" (Helvetica)

"Искусство и копия" (Art and Сopy)

"Женщины Искусство Революция" (Women Art Revolution/ W.A.R.)

"Прекрасные неудачники" (Beautiful losers)

"Воплощение" (Objectified)

"Энди Уорхол: Законченная картина" (Andy Warhol: The Complete Picture) 

"Ночной дозор" (Nightwatching)

"Свалка" (Wasteland)

"Нация хэндмейда" (Handmade Nation)

 

Laptev

 

 

Евгений Лаптев – ищущий, вдумчивый читатель и зритель, чуткий следопыт в мире искусства. Книги и внимательный взгляд на жизнь научили его бесценному умению – задавать вопросы. Себе, миру, искусству. Он упорно ищет ответы и по мере этой трудной работы превращается в знатока и мастера.

 

 

«Снег на траве» - сборник лекций об искусстве анимации крупнейшего мастера Юрия Борисовича Норштейна. Казалось бы, учебник для студентов, посещающих специальные курсы. Но книга эта не только о «технологии» сколько о путях зарождения образа, о поиске языка на котором художник со зрителем может свободно говорить. Эта книга показана всем, кто ищет подступы к пониманию искусства. Шаг за шагом мастер сплетает, иногда кажется из несвязанных, отвлеченных рассуждений, прочную ткань языка, имеющего одни корни с живописью, театром, литературой - тем неуловимым эфиром, который и являет собой искусство.

 

   

Baidina

 

 

Изольда Владилентовна Байдина читает много и увлечённо. Ей интересно всё: новинки художественной прозы и классическая литература, нонфикшн и приключения. Изольда Владилентовна – отличный пример того, как книга может распахнуть огромный мир для пытливого ума.

 

 

С книгами Ника Перумова (Николай Даниилович Перумов) я познакомилась более 12 лет назад. Старший сын принес от друга "Алмазный меч. Деревянный меч" Это была первая книга из цикла "Летописи Разлома". В нашей семье все любят фантастику и фэнтези. А так как «Летописи» - это цикл, то все с нетерпением ждали выхода каждого следующего тома.   

Пересказать сюжет всей серии сложно: множество персонажей, событий… Из жизни мага и шпиона Фессе, который путешествует между мирами и оказался вовлечен в противостояние вселенских сил. Читается на одном дыхании, для тебя перестает существовать реальное пространство и ты оказываешься в удивительных мирах, созданных Перумовым.

Я переживала такие эмоции, было настолько интересно и настолько захватывали события, что до сих пор помню то нетерпение, ту лихорадку, желание скорее снова оказаться в необыкновенных мирах.

Как хочется повторить то состояние с другими книгами, с другими авторами!

 

«ЗАХОТЕЛА И СМОГЛА» Владимира Яковлева – повествование о проекте российского журналиста и первого главного редактора издательского дома «Коммерсант» о «Возрасте счастья». 31 удивительная история о дамах старше 50-ти, которые доказали, что никогда не поздно реализовать самую невероятную мечту. Начать модельную карьеру в 60 лет и добиться успеха. Основать компанию в 51 год и сделать ее легендой. В 58 заняться танцами на шесте. В 60 лет стать чемпионкой мира по прыжкам в воду. Все героини продолжают активно жить, часто - лучше, чем в молодости!

 

Авторы пишут: «Мы хотим передать вам знания, полученные в самых передовых научных лабораториях, рассказать об истории женского здоровья - истории, из которой надо многое почерпнуть, планируя свой здоровый, красивый и долгий завтрашний день».

Книга читается на одном дыхании, содержит массу полезной, неожиданной и очень интересной информации для женщин всех возрастов.

Мне эта книга ощутимо прибавила энергии и настроения!

 

Stozharova

 

Чепчанка Юлия Стожарова - актриса театра на Таганке (г. Москва) http://tagankateatr.ru/actors/truppa-teatra/Yuliya-Stogarova. Юля наш давний товарищ и болельщик. Уехав из родного города, она следит за культурной ситуацией в нём и радуется любому удачному начинанию и движению вперёд.

Традиционно артисты много читают. Перед поступлением в институт необходимо подобрать выигрышный репертуар. В театре надо успевать читать пьесы, что в постановке и читать, чтобы развиваться. От того, насколько личностно интересен артист, напрямую зависит его  творческая биография.

 

 

Бывает, читаешь книгу в день по «чайной ложечке» и никак не можешь одолеть… Думаешь, как же хочется «проглотить залпом» книгу, которая сможет унести в другой мир, откроет для тебя новые стороны жизни… И наконец – о, счастье!

Этот роман посоветовала мой педагог и творческий наставник – И.А. Дегтярёва. Сам автор писал, что «Ночь нежна» - его любимое произведение. Всем помнится последняя экранизация Фицджеральда «Великий Гетсби» с Леонардо Ди Каприо (реж. Баз Лурман, 2013 г.)

Я бы сказала, что «Ночь нежна» - психологическая драма. Мне было очень интересно следить за линией Николь (главной героини), с которой в детстве произошли страшные события, после чего пришлось лечиться в психиатрической клинике. Как она справлялась с внутренними страхами, с неуверенностью, с чувством собственной неполноценности. И как любовь помогла ей стать снова нормальным человеком.

Увлекательнейшая книга и по сюжету, и по характерам, а как описаны прекрасные уголки Европы: Ницца, Ривьера! Сразу захотелось увидеть эту красоту. Роман тонкий, эстетский. Главный герой Дик Дайвер восхищает и влюбляет в себя с первых страниц. Врач-психиатр, посвятивший свою жизнь выздоровлению любимой. Но… В жизни всегда бывает «но».

 

Platonov AК творчеству Андрея Платоновича Платонова у меня особое отношение, особенно к рассказам.

Андрей Платонович воспитывался в многодетной семье, был старшим из 11-ти детей. С детства заботился о младших, помогал кормиться семье, видел все горести жизни. Рос Андрей в военное время, участвовал в Гражданской и Великой Отечественной войнах.

Во всех рассказах он размышляет о человеческой памяти, совести, любви, верности. Именно эти вопросы должен задавать себе человек, чтобы расти, как личность, оставаться самим собой в мире.

Самые любимые произведение - "Счастливая Москва", рассказы: "Фро", "Река Потудань", " Третий сын", "Любовь к Родине, или Путешествие воробья", "Московская скрипка".

Есть особые произведения писателя, которые стали частью меня и моей творческой биографии. В 2013 году в театре на Таганке режиссёр Игорь Коняев поставил спектакль "Голос отца". В основу легли рассказы «Голос отца» и «Эфирный тракт». Моя героиня - Валентина Крохова – эмоциональная, одухотворенная девушка; химик, читает книги, играет на фортепиано. В ней проснулась чувственность, которая не даёт ей учиться: хочется любви. Для автора этот зов и есть эфирный тракт, он является изначальной сутью всего, без него невозможен свет. Путь, по которому идёт поиск любви - эфирное русло.

Наш спектакль – история о поиске идеала, который всегда связан с совестью и духовной жизнью. Есть в нём эпизод «Песни Аюны», где отец героя в старинной книге читает слова об искусстве, истории, о знании, о творчестве - обо всех тех вещах, которые не принесут человеку больших денег, но могут помочь узнать о мире, в котором он живёт и приобрести силу ума и мужество, чтобы сопротивляться невежеству и хаосу.


" Яков: Кто же враг человеку?

   Голос отца: Другой человек.

   Яков: А кто друг?

   Голос отца: Тоже человек. Вот в чём тягость и печаль жизни..."

https://www.youtube.com/watch?v=cABuGhVKQYc#action=share

 

Mitukov

 

Сергей Григорьевич Митюков - человек, без которого мы просто не представляем, как обходиться, начиная от информации о наших постановках и заканчивая личным его участием в добывании реквизита. На городском телевидении мы всегда находим понимание, участие и желание помогать. Но самое важное, чем незаменим для нашего Клуба Сергей Григорьевич - точное чувство формы и стиля, и вкус к хорошей литературе.

 

LeruК сожалению, я не завзятый книгоман. Ночами не зачитываюсь литературными новинками, так как надо успевать высыпаться, а днём совсем не до книг. Хотелось  бы почитать  Н. Гоголя или  М. Лермонтова и книги детективного жанра не отказался бы почаще брать в руки. Считаю, книгу надо читать сразу, не затягивая, потому что можно потерять интерес и атмосферу произведения.

Но когда приходит отпуск, и появляется больше свободного времени, обязательно  на рабочем столе появляется книга. Чтение – превосходное занятие на отпуск, ты всецело принадлежишь выбранному произведению, и ничто не нарушает увлекательного приключения.

И так, в законный сентябрьский двухнедельный отпуск (УРА!) со мной отправились две книги  из домашней коллекции «Библиотека классического  зарубежного детектива», два знаменитых произведения  «Преступление в Орсивале» Эмиля Габорио и «Тайна желтой комнаты» Гастона Леру.

Этих замечательных французских авторов детективного жанра знала вся Европа XIX – начала ХХ века. Ими зачитывались А. П. Чехов и А. Конан Дойл, коллеги восхищались элегантностью выстраивания и ведения интриги. Эмиль Габорио пришел в литературу, узнав профессии юриста и репортера, что оживило его детективы настоящими подробностями и энергией. В детективе  «Тайна желтой комнаты» Гастон Леру виртуозно разработал коллизию «убийство в запертой комнате». Его произведения ставили в театре и экранизировали в 1931 и 1949 гг. Они пользовалось большой популярностью. Самая знаменитая постановка по его роману известна любому человеку и сегодня. Это знаменитый «Призрак оперы».

Ещё в середине отпуска понял, что двух детективов на две недели недостаточно.  До самой последней строчки,  мучился догадками и, всё же преступником оказался тот, на кого ни за что не подумал бы.

Превосходно сделанные и переведённые детективы не только украсили  отдых, но и внесли в него бодрящий дух приключения.  

 

 

Публичный отчёт

КнигоДарение: благотворительные акции

2018 - Год добровольца и волонтёра

2019 - Год театра в России

Кластер научно-технической литературы

Десятилетие детства в России 2018-2027

Экологический уголок

© 2018. МКУК "ЦБС" города Кирово-Чепецка