E-mail: infocentr@bk.ru

Тел.: +7 (83361) 40717

Cht klub

Как всё получилось

Это мы

Творческая биография

МАЛЬЦЕВ

YouTube

Поздравляем!

Что почитать... и посмотреть

Сегодня в работе

Скоро у нас

Театральный абонемент

 

 

КОРОТКО, НО СИЛЬНО

 

 

Высказывания и суждения Сергея Аверинцева,

записанные академиком Михаилом Гаспаровым.

 

Михаил Гаспаров о Сергее Аверинцеве: «Разговоры эти начались сорок с лишним лет назад. Я учился на последнем курсе классического отделения, а он на первом. Ко мне подошел высокий застенчивый молодой человек и спросил моего мнения, почему имя такого-то пифагорейца отсутствует в списке Ямвлиха. Я честно сказал, что никакого мнения на этот счет не имею. Знакомство состоялось, рекомендации были предъявлены самые авторитетные — от Пифагора. Как этот первый разговор продолжался дальше, я не помню. Второй разговор, через несколько дней, был проще: собеседник попросил помочь перевести ему фразу с первой страницы латинского учебника. Это была строчка из „Энеиды“: „Non ignara mali, miseris succurrere disco“ (Кто в нужде (обиде) не бывал, тот ее и не знавал). Я ее очень люблю, он оказался тоже к ней неравнодушен. Думаю, что это единственный раз я в чем-то помог Аверинцеву: потом уже помощь была только от него мне».

1. Новаторство — это традиция ломать традиции.

2. Как писать? Мысль не притворяется движущейся, она дает не указание пути, а образец поступи. Хорошо, когда читатель дочитывает книгу с безошибочным ощущением, что теперь он не знает больше, чем он не знал раньше.

3.Не нужно думать, что за пределами отечества ты автоматически становишься пророком.

4.На своих предшественников я смотрю снизу вверх и поэтому вынужден быть резким, так как не могу быть снисходительным.

5. Нынешние религиозные неофиты — самые зрелые плоды сталинизма. Остерегайтесь насаждать религию силой: нигилисты вырастали из поповичей.

6. Становление и конец тоталитаризма одинаково бьют по профессионализму и поощряют дилетантизм: всем приходится делать то, чему не учились.

7. Современной контркультуре кажется, что 60-е годы были временем молодых, а нам, современникам, казалось, что это было время оттаявших пятидесятилетних.

8. Гарантировать можно разве только честь и достоинство, да и то бывает очень трудно: например, александрийские евреи очень боролись за то, чтобы их секли так-то и так-то, — не оттого, что менее болезненно, а оттого, что менее унизительно.

9. Пушкин был слишком эгоцентрист, когда написал Чаадаеву, что не хотел бы себе отечества с иной судьбой. Себе — может быть, а отечеству он мог бы пожелать судьбу и получше.

10. Лесков говорил, что в России легче найти святого, чем честного человека, — так же можно сказать, что легче найти гения, чем человека со здравым смыслом и твердым вкусом.

11. Когда я кончаю лекцию или статью, мне всегда хочется сказать: «А может быть, все было как раз наоборот». 

Источники

Гаспаров М. Л. Записи и выписки.

М., 2012.

 

Brodskyi

Речь, с которой Иосиф Бродский выступил перед выпускниками

Уильямс-колледжа в 1984 году.

 Пойдете ли вы по жизни дорогой риска или благоразумия, вы рано или поздно столкнетесь с тем, что по традиции принято называть Злом. Я говорю не о персонаже готических романов, а как минимум о реальной общественной силе, которая никоим образом вам неподвластна. И ни благие намерения, ни хитроумный расчет не избавляют от неизбежного столкновения. Более того, чем осторожнее и расчетливее вы будете, тем более вероятна встреча и тем болезненней будет шок. Жизнь так устроена, что то, что мы называем Злом, поистине вездесуще, хотя бы потому, что прикрывается личиной добра. Оно никогда не входит в дом с приветственным возгласом: «Здорово, приятель! Я - зло», что, конечно, говорит о его вторичности, но радости от этого мало - слишком уж часто мы в этой его вторичности убеждаемся.

Поэтому было бы весьма полезно подвергнуть как можно более тщательному анализу наши представления о добре, образно говоря, перебрать гардероб и посмотреть, что из одежд приходится незнакомцу впору. Это займет немало времени, но время будет потрачено отнюдь не зря. Вы будете ошеломлены, узнав, сколь многое из того, что вы считали выстраданным добром, легко и без особой подгонки окажется удобным доспехом для врага. Возможно, вы даже усомнитесь, не есть ли он ваше зеркальное отражение, ибо всего удивительнее во Зле - его абсолютно человеческие черты. Так, например, нет ничего легче, чем вывернуть наизнанку понятия о социальной справедливости, гражданской добродетели, о светлом будущем и т. п. Вернейший признак опасности здесь - масса ваших единомышленников, не столько из-за того, что единодушие легко вырождается в единообразие, сколько по свойственной большому числу слагаемых вероятности опошления благородных чувств.

Не менее очевидно, что самая надежная защита от Зла - в бескомпромиссном обособлении личности, в оригинальности мышления, его парадоксальности и, если угодно - эксцентричности. Иными словами, в том, что невозможно исказить и подделать, что будет бессилен надеть на себя, как маску, завзятый лицедей, в том, что принадлежит вам и только вам - как кожа: ее не разделить ни с другом, ни с братом. Зло сильно монолитностью. Оно расцветает в атмосфере толпы и сплоченности, борьбы за идею, казарменной дисциплины и окончательных выводов. Тягу к подобным условиям легко объяснить его внутренней слабостью, но понимание этого не прибавит силы, если Зло победит. А Зло побеждает, побеждает во многих частях мира и в нас самих. Глядя на его размах и напор, видя - в особенности! - усталость тех, кто ему противостоит, Зло ныне должно рассматриваться не как этическая категория, а как явление природы, и исчислять его впору не единичными наблюдениями, а делать карты по образцу географических. И я обращаюсь к вам с этой речью не потому, что вы полны сил, молоды и ваши души чисты. Нет, чистых душ нет среди вас, и вряд ли вы найдете в себе силу и стойкость для очищения. Моя цель проста. Я расскажу вам о способе сопротивления Злу, который, может быть, однажды вам пригодится; о способе, который поможет вам выйти из схватки если не с большим результатом, то с меньшими потерями, чем вашим предшественникам. Я, разумеется, буду говорить о знаменитом «Кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую». Я исхожу из того, что вам известно, как толковали этот стих из Нагорной проповеди Лев Толстой, Махатма Ганди, Мартин Лютер Кинг и многие другие. Следовательно, я исхожу из того, что вам знакома концепция пассивного непротивления и ее главный принцип - воздаяние добром за зло, т. е. отказ от мщения. При взгляде на мир сегодня невольно приходит на ум, что этот принцип, мягко говоря, не получил повсеместного признания. Причин здесь две. Во-первых, он применим в условиях хоть минимальной демократии, а это как раз то, чего лишены восемьдесят шесть процентов людей Земли. Во-вторых, здравый смысл подсказывает пострадавшему, что, подставив другую щеку, и не отомстив, он добьется в лучшем случае моральной победы, то есть чего-то неощутимого. Естественное желание подставить себя под второй удар подкрепляется уверенностью, что это только разгорячит и усилит Зло и что моральную победу противник припишет себе.

Но есть другие, более серьезные поводы для сомнений. Если первый удар не вышиб дух из потерпевшего, он может задуматься над тем, что, подставив другую щеку, он растравляет совесть обидчика, не говоря о его бессмертной душе. Моральная победа может оказаться не такой уж моральной, потому что страдающий часто склонен к самолюбованию и, кроме того, страдание возвышает обиженного, дает ему превосходство над врагом. А как бы ни был зол ваш недруг, он - человек, и, не умея возлюбить ближнего, как самого себя, мы все же знаем, что зло начинается там, где человек начинает полагать себя лучше других. (Не потому ли вы получили первую пощечину?) Так что, кто подставляет другую щеку, тот, самое большее, сводит на нет успех противника. «Смотри, - как бы говорит вторая щека, - ты мучаешь только плоть. Тебе не добраться до меня, не сокрушить мой дух». Правда, это и в самом деле может раззадорить обидчика.

Двадцать лет назад в одной из многочисленных тюрем на севере России произошла следующая сцена. В семь часов утра дверь камеры распахнулась, и вертухай обратился с порога к заключенным:

- Граждане! Коллектив ВОХР вызывает вас на социалистическое соревнование по рубке дров, сваленных у нас во дворе.

В тех краях нет центрального отопления, и органы УВД взимают своеобразный налог с лесозаготовителей в размере одной десятой продукции. В момент, о котором я говорю, двор тюрьмы выглядел точно, как дровяной склад: груды бревен громоздились в два и три этажа над одноэтажным прямоугольником самой тюрьмы. Нарубить дрова было, конечно, необходимо, но таких социалистических соревнований раньше не было.

- А если я не буду соревноваться? -  спросил один заключенный.

- Останешься без пайка, - ответил страж.

Раздали топоры, и дело пошло. Узники и охрана вкалывали от души, и к полудню все, в первую очередь изголодавшиеся зеки, выдохлись. Объявили перерыв, все сели перекусить, кроме заключенного, который спрашивал утром об обязательности участия. Он продолжал рубить. Все дружно над ним смеялись и острили в том духе, что вот-де, говорят, будто евреи хитрые, а этот - смотри, смотри... Вскоре работа возобновилась, но уже с меньшим пылом. В четыре у охранников кончилась смена. Чуть позже остановились и зеки. Лишь один топор по-прежнему мелькал в воздухе. Несколько раз ему говорили «хватит», и заключенные, и охрана, но он не обращал внимания. Он словно втянулся и не хотел сбивать ритм или уже не мог. Со стороны он выглядел роботом. Прошел час, два часа, он все рубил. Охрана и заключенные смотрели на него пристально, и глумливое выражение на лицах сменилось изумлением, затем страхом. В половине восьмого он положил топор, шатаясь, добрел до камеры и заснул. В остаток срока, проведенного им в тюрьме, ни разу не организовывалось социалистическое соревнование между охраной и заключенными, сколько бы дров ни привозили в тюрьму.

Наверное, тот парень выдержал это - двенадцать часов рубки без перерыва - потому, что был молод. Ему было двадцать четыре года, чуть больше, чем вам сейчас. Но думаю, что в основе его поведения лежало нечто иное. Не исключено, что он, как раз потому, что был молод, помнил Нагорную проповедь лучше, чем Толстой и Ганди. Ибо зная, что Сын человеческий обычно изъяснялся трехстишиями, юноша мог припомнить, что соответствующее решение не кончается на «Кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую», а продолжается через точку с запятой: «И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; И кто принудил тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два». В таком виде строчки Евангелия мало имеют отношения к непротивлению злу насилием, отказу от мести и воздаянию добром за зло. Смысл этих строк никак не в призыве к пассивности, а в доведении зла до абсурда. Они говорят, что зло можно унизить путем сведения на нет его притязаний вашей уступчивостью, которая обесценивает причиняемый ущерб.

Такой образ действий ставит жертву в активнейшую позицию - позицию духовного наступления. Победа, если она достигнута, не только моральная, но и вполне реальная. Другая щека взывает не к совести обидчика, с которой он легко справится, но ставит его перед бессмысленностью всей затеи - к чему ведет всякое перепроизводство. Напоминаю вам, что речь не идет о честной схватке. Мы обсуждаем ситуацию, когда изначально силы противников не равны, когда нет возможности ответить ударом на удар и обстоятельства все против тебя. Другими словами, мы говорим о черной минуте жизни, когда моральное превосходство над врагом не утешает, а враг слишком нагл, чтобы будить в нем стыд или крупицы чести, когда в вашем распоряжении - собственные ваши лицо, одежда да две ноги, готовые прошагать, сколько надо. Здесь уже не до тактических ухищрений. Подставленная вторая щека - это выражение сознательной, холодной, твердой решимости, и шансы на победу, сколь бы малы они ни были, прямо зависят от того, все ли вы взвесили. Поворачиваясь щекой к врагу, вы должны знать, что это только начало испытаний, как и цитаты, и должны собраться с духом для прохождения всего пути - всех трех стихов из Нагорной проповеди. В противном случае вырванная из контекста строка приведет вас лишь к увечью). Строить этику на оборванной цитате значит либо накликать беду на свою голову, либо обратиться в умственного буржуа, размякшего в уюте убеждений. В любом из этих двух случаев (из них второй, в компании всех благородных поначалу и обанкротившихся потом движений по крайней мере не лишен приятности) вы отступаете перед Злом, отказываясь обнажить его слабость. Ибо, позвольте опять напомнить, Злу присущи абсолютно человеческие черты. Этика, построенная на оборванной цитате, изменила в Индии после Ганди разве что цвет кожи правителей. А голодному безразлично, из-за кого он голоден. Пожалуй, он предпочтет обвинить в своем горестном положении белого, а не собрата, потому-то социальное зло тогда приходит откуда-то извне и, может быть, окажется менее гнетущим. Когда враг - чужой, то остается почва для надежд и иллюзий. Так же и в России, этика, основанная Толстым на оборванной цитате, в большой степени подорвала решимость народа в борьбе с полицейским государством. Что воспоследовало, известно: за шесть десятилетий подставленная щека и все лицо народа обратились в один огромный синяк, и государство, уставшее от бесчинств, в конце концов стало попросту плевать в него. Как и в лицо всему миру. Так что, если вы захотите применить христианское учение на практике и на языке современности истолковать слова Христа, вам не обойтись тарабарским жаргоном современной политики. Вам надлежит усвоить первоисточник умом, если не сердцем. В Нем было значительно меньше от доброго человека, чем от Духа Святого, и опираться на Его доброту в ущерб Его философии смертельно опасно.

Признаюсь, мне отчасти неловко толковать об этих материях, потому что подставлять или не подставлять другую щеку в конечном счете каждый решает сам. Борьба идет без свидетелей. Ее орудием служит твое лицо, твоя одежда, твоим ногам предстоит шагать. Советовать, тем более указывать, как распорядиться этим достоянием, не то чтоб недопустимо, но безнравственно. Всё, к чему я стремлюсь, это освободить вас от словесного штампа, который подвел столь многих и принес так мало пользы. И еще я бы хотел заронить в вас мысль, что пока у вас есть лицо, рубашка, верхняя одежда и ноги, не безнадежен и беспросветный мрак.

И, наконец, важнейшая причина ставит того, кто говорит вслух об этом, в неловкое положение - и это не одно только по-человечески понятное нежелание слушателя смотреть на себя, юного и отважного, как на потенциальную жертву. Нет, это просто трезвый взгляд на людей и понимание, что и среди вас, в этой аудитории, есть потенциальные палачи, а раскрывать военную тайну перед врагом - плохая стратегия. Снимает же с меня обвинение в невольном предательстве или, еще хуже, в механическом переносе сиюминутного статус-кво в будущее надежда, что жертва будет всегда хитрее, сообразительнее и предприимчивее своего палача. И это даст ей надежду на выигрыш.

Уильямс-колледж, 1984 г.

Из книги прозаических эссе (Нью-Йорк, 1985 г.)

Перевод с английского Александра Колотова

 

GasparovM

Известность к Михаилу Леонтьевичу Гаспарову пришла в последние десять лет жизни. Талантливый филолог, переводчик, теоретик литературы, эссеист занимался исследованиями в условиях, когда наука была политизированной, когда очень немногие сумели написать по-настоящему стоящие работы. Но он сумел. 

Знаменитая и многажды переизданная «Занимательная Греция», труды по творчеству Осипа Мандельштама, исследования по стиховедению и многое другое сейчас входит в курс для подготовки молодых филологов. В память о Михаиле Леонтьевиче Институт высших гуманитарных исследований РГГУ ежегодно проводит Гаспаровские чтения.

Гаспаров занимался исследованиями культуры, размышлял о роли воспитания и образе интеллигенции, значении прошлого для будущего, о политике и религии. Статьи, заметки и фрагменты интервью на эти темы составили книгу «Филология как нравственность». Из нее и некоторых других изданий Михаила Леонтьевича эта подборка цитат.

Цель всякой морали в том,

чтобы каждый человек выжил как существо

и все человечество выжило как вид

«Филология как нравственность»

Родители учат детей ценностям своей жизни,

как военные готовят войска к вчерашним войнам

«Филология как нравственность»

… Такой, как ты есть, ты никому не нужен,

поэтому не навязывайся, прячься,

а в разговорах будь улыбающимся, понимающим и ободряющим –

пока хватит сил; и помни,

что всем другим так же плохо  и оттого же самого

«Ваш М.Г. Из писем М.Л.Гаспарова»

«Читай книги», - говорил Птолемею старый Деметрий Фалерский,

Ученик Аристотеля, - они скажут тебе то, чего не посмеют друзья»,

и Птолемей собрал великую Александрийскую библиотеку.

«Занимательная Греция»

 

Горький писал сыну: «Нет злых людей, есть только обозлённые».

За эту фразу можно многое ему простить.

«Филология как нравственность»

Что такое совесть и что такое честь?

И то и другое определяет выбор поступка, но честь –

с мыслью «что подумали бы обо мне отцы»,

совесть – с мыслью, «что подумали бы обо мне дети».

«Филология как нравственность»

Культивировать совесть, нравственность, не опирающуюся на разум,

А движущую человеком произвольно – опасное стремление.

Что такое нравственность?

Умение различать что такое хорошо и что такое плохо.

Но для кого хорошо и для кого плохо?

Здесь моральному инстинкту легко ошибиться.

«Филология как нравственность»

Если перечитывать биографии великих писателей и художников,

то обычно чувствуешь, что при всём поклонении перед таким человеком

ты всё-таки не хотел бы быть соседом с ним в коммунальной квартире.

Ничего не поделаешь, такова экология культуры:

если мы пользуемся продукцией завода, то должны терпеть,

что он дымит и лязгает.

«Филология как нравственность»

Массовая культура – это всё-таки лучше, чем массовое бескультурье.

«Филология как нравственность»

Knigi Gasparova

 

Нил ГЕЙМАН – английский писатель-фантаст, автор графических романов и комиксов, сценариев к фильмам.

Самые знаменитые его работы - «Звездная пыль», «Американские боги», «Коралина», «История с кладбищем», серия комиксов «Песочный человек».

Гейману присуждены многие награды, я премии «Хьюго»,  «Небьюла»,  Брэма Стокера, медаль Ньюбери.

 

Нил Гейман прочитал выдающуюся лекцию о природе и пользе чтения. Это очень понятное, последовательное доказательство, казалось бы, очевидных вещей. Если у вас есть друзья-математики, которые спрашивают вас, зачем читать художественную литературу, дайте им этот текст. Если у вас есть друзья, которые убеждают вас, что скоро все книги станут исключительно электронными, дайте им этот текст. Если вы с теплотой (или наоборот с ужасом) вспоминаете походы в библиотеку, прочитайте этот текст. Если у вас подрастают дети, прочитайте с ними этот текст, а если вы только задумываетесь о том, что и как читать с детьми, тем более прочитайте этот текст.

(От переводчика лекции Натальи Стрельниковой) 

Geiman

Нил Гейман: Почему наше будущее зависит

от библиотек, чтения и фантазии

Людям важно объяснять, на чьей они стороне и почему, а также пристрастны ли они. Своего рода декларация интересов. Итак, я собираюсь поговорить с вами о чтении. Я собираюсь рассказать вам, что библиотеки важны. Я собираюсь предположить, что чтение художественной литературы, чтение для удовольствия является одной из самых важных вещей в жизни человека. Я собираюсь со всей страстью умолять людей осознать, что такое библиотеки и библиотекари, и сохранить оба явления.

И я очевидно очень сильно пристрастен, ведь я писатель, автор художественных текстов. Я пишу и для детей, и для взрослых. Уже около 30 лет я зарабатываю себе на жизнь с помощью слов, по большей части создавая вещи и записывая их. Несомненно я заинтересован, чтобы люди читали, чтобы люди читали художественную литературу, чтобы библиотеки и библиотекари существовали и способствовали любви к чтению и существованию мест, где можно читать.

Так что я пристрастен как писатель. Но я гораздо больше пристрастен как читатель. И я еще больше пристрастен как гражданин Великобритании.

Я произношу эту речь сегодня под патронатом Агентства чтения, благотворительной организации, чья миссия состоит в том, чтобы дать всем равные шансы в жизни и помочь стать уверенными и заинтересованными читателями. Сюда входит поддержка образовательных программ, библиотек и отдельных личностей, а также откровенное и бескорыстное поощрение самого акта чтения. Потому что, как говорят, все меняется, когда мы читаем.

Именно эта перемена и именно этот акт чтения – то, о чем я хочу сегодня поговорить. Я хочу рассказать о том, что с нами делает чтение. Для чего оно создано.

Однажды я был в Нью-Йорке и услышал разговор о строительстве частных тюрем – это стремительно развивающаяся индустрия в Америке. Тюремная индустрия должна планировать свой будущий рост – сколько камер им понадобится? Каково будет количество заключенных через 15 лет? И они обнаружили, что могут предсказать все это очень легко, используя простейший алгоритм, основанный на опросах, какой процент 10 и 11-летних не может читать. И конечно не может читать для своего удовольствия.

В этом нет прямой зависимости, нельзя сказать, что в образованном обществе нет преступности. Но взаимосвязь между факторами видна.

Я думаю, что самые простые из этих связей происходят из очевидного. Грамотные люди читают художественную литературу.

У художественной литературы есть два назначения. Во-первых, она открывает вам зависимость от чтения. Жажда узнать, что же случится дальше, желание перевернуть страницу, необходимость продолжать, даже если будет тяжело, потому что кто-то попал в беду, и ты должен узнать, чем это все кончится…в этом есть настоящий драйв. Это заставляет узнавать новые слова, думать по-другому, продолжать двигаться вперед. Обнаруживать, что чтение само по себе является наслаждением. Единожды осознав это, вы на пути к постоянному чтению. Чтение – это ключ. Несколько лет назад я слышал высказывания, что мы живем в «постграмотном» мире, где возможность извлекать смысл из письменного текста уже вторична, но эти дни прошли. Слова сейчас важнее чем когда- либо, мы исследуем мир с помощью слов, а так как мир соскальзывает в мировую паутину, мы следуем за ним, чтобы общаться и осознавать то, что мы читаем. Люди, которые не понимают друг друга, не могут обмениваться идеями, не могут общаться, а программы-переводчики делают только хуже.

Простейший способ гарантировано вырастить грамотных детей – это научить их читать и показать, что чтение – это приятное развлечение. Самое простое – найдите книги, которые им нравятся, дайте им доступ к этим книгам и позвольте им прочесть их.

Я не думаю, что существует такая вещь, как плохая книга для детей. Снова и снова среди взрослых становится модно указывать на определенные детские книги, часто на целый жанр или автора, и провозглашать их плохими книгами, книгами, от чтения которых нужно оградить детей. Я видел, как это происходило снова и снова, Энид Блайтон называли плохим автором, это же случилось и с Робертом Лоуренсом Стайном, и с множеством других. Комиксы осуждали за то, что они способствовали безграмотности.

Это ерунда. Это снобизм и глупость. Не существует плохих авторов для детей, если дети хотят их читать и ищут их книги, потому что все дети разные. Они находят нужные им истории, и они входят внутрь этих историй. Избитая затасканная идея не избита и затаскана для них. Ведь ребенок открывает ее впервые для себя. Не отвращайте детей от чтения лишь потому, что вам кажется, будто они читают неправильные вещи. Литература, которая вам не нравится, – это путь к книгам, которые могут быть вам по душе. И не у всех одинаковый с вами вкус.

Взрослые с добрыми намерениями могут легко уничтожить любовь ребенка к чтению: оградите их от чтения того, что им нравится, или дайте им достойные, но скучные книги, эти современные эквиваленты викторианской «воспитательной» литературы. Вы останетесь с поколением, убежденным, что читать – это не круто, или хуже того – неприятно.

Нужно, чтобы наши дети вставали на лестницу чтения: все, что им нравится, будет продвигать их - ступень за ступенью – к грамотности. (А также никогда не повторяйте ошибку, что сделал автор, когда его 11-летняя дочка зачитывалась Р. Л. Стайном. Ошибка состояла в том, чтобы пойти к ней и вручить книжку Стивена Кинга «Кэрри» со словами «если ты любишь Стайна, то и это тебе понравится!» Холли не читала ничего, кроме безобидных историй о поселенцах в прериях, до конца подросткового возраста, и до сих пор гневно смотрит на меня, когда слышит имя Стивена Кинга.)

И вторая вещь, которую делает художественная литература, – она порождает эмпатию. Когда вы смотрите телепередачу или фильм, вы смотрите на вещи, которые происходят с другими людьми. Художественная проза – это что-то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и вы, вы один, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами. Вы начинаете чувствовать вещи, посещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что внешний мир – это тоже вы. Вы становитесь кем-то другим, и когда возвратитесь в свой мир, то что-то в вас немножко изменится.

Эмпатия – это инструмент, который собирает людей вместе и позволяет вести себя не как самовлюбленные одиночки.

Вы также находите в книжках кое-что жизненно важное для существования в этом мире. И вот оно: миру не обязательно быть именно таким. Все может измениться.

В 2007 году я был в Китае, на первом одобренном партией конвенте по научной фантастике и фэнтези. В какой-то момент я спросил у официального представителя властей: почему? Ведь НФ не одобрялась долгое время. Что изменилось?

Все просто, сказал он мне. Китайцы создавали великолепные вещи, если им приносили схемы. Но ничего они не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому они послали делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывали будущее, о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками.

Литература может показать вам другой мир. Она может взять вас туда, где вы никогда не были. Один раз посетив другие миры, как те, кто отведали волшебных фруктов, вы никогда не сможете быть полностью довольны миром, в котором выросли. Недовольство – это хорошая вещь. Недовольные люди могут изменять и улучшать свои миры, делать их лучше, делать их другими.

И пока мы не ушли от темы, я хотел бы сказать пару слов об эскапизме. Этот термин произносят так, как будто это что-то плохое. Как будто бы «эскапистская» литература – это дешевый дурман, потребный только запутанным, одураченным и введенным в заблуждение. А единственная литература, достойная детей и взрослых, – это литература подражательная, отражающая все худшее в этом мире.

Если бы вы оказались в неразрешимой ситуации, в неприятном месте, среди людей, которые не желали вам ничего хорошего, и кто-то предложил бы вам временный уход оттуда, неужели бы вы его не приняли? Именно такова эскапистская литература, это литература, которая открывает дверь, показывает, что на улице солнце, дает место, куда можно пойти, если тебя контролируют, и людей, с которыми хочется быть (а книги – это реально существующие места, не сомневайтесь в этом). А что еще важнее, во время такого побега книги могут дать вам знания о мире и ваших бедах, они дают вам оружие, дают вам защиту: подлинные вещи, которые можно забрать с собой в тюрьму. Знания и умения, которые можно использовать для настоящего побега.

Как напоминает нам Дж. Р. Р. Толкин, единственные люди, которые протестуют против побега, это тюремщики.

Другой способ разрушить детскую любовь к чтению, это, конечно, убедиться, что рядом нет книг. И нет мест, где дети бы могли их прочитать. Мне повезло. Когда я рос, у меня была великолепная районная библиотека. У меня были родители, которых можно было убедить забросить меня в библиотеку по дороге на работу во время летних каникул. И библиотекари, которые принимали маленького одинокого мальчика, который возвращался в библиотеку каждое утро и изучал каталог карточек, разыскивая книги с призраками, магией или ракетами в них, книги с вампирами или загадками, с ведьмами и чудесами. И когда я прочитал всю детскую библиотеку, я принялся за взрослые книги.

Они были хорошими библиотекарями. Они любили книги и любили, чтобы их читали. Они научили меня, как заказывать книги из других библиотек через межбиблиотечный обмен. У них не было снобизма по поводу того, что я читал. Казалось, им нравился мальчик с широко распахнутыми глазами, который любил читать. Они говорили со мной о прочитанных книгах, они находили для меня другие книги из серии, они помогали. Они относились ко мне как обычному читателю – не больше и не меньше – и это значило, что они уважали меня. В 8 лет я не привык к тому, чтобы меня уважали.

Бибилиотеки – это свобода. Свобода читать, свобода общаться. Это образование (которое не заканчивается в тот день, когда мы покидаем школу или университет), это досуг, это убежище и это доступ к информации.

Я боюсь, что в 21 веке люди не совсем понимают, что такое библиотеки и каково их назначение. Если вы воспринимаете библиотеку как полку с книгами, она может показаться вам старой и несовременной в мире, где, большинство, но не все книги существуют в электронном виде. Но это фундаментальная ошибка.

Я думаю, что тут все дело в природе информации. Информация имеет цену, а правильная информация бесценна. На протяжении всей истории человечества мы жили во времена нехватки информации. Получить необходимую информацию всегда было важно и всегда чего-то стоило. Когда сажать урожай, где найти вещи, карты, истории и рассказы – это то, что всегда ценилось за едой и в компаниях. Информация была ценной вещью, и те, кто обладали ею или добывали ее, могли рассчитывать на вознаграждение.

В последние годы мы отошли от нехватки информации и подошли к перенасыщению ею. Согласно Эрику Шмидту из Google, теперь каждые два дня человеческая раса создает столько информации, сколько мы производили от начала нашей цивилизации до 2003 года. Это что-то около пяти эксобайтов информации в день, если вы любите цифры. Сейчас задача состоит не в том, чтобы найти редкий цветок в пустыне, а в том, чтобы разыскать конкретное растение в джунглях. Нам нужна помощь в навигации, чтобы найти среди этой информации то, что нам действительно нужно.

Библиотеки – это места, куда люди приходят за информацией. Книги – это только верхушка информационного айсберга, они лежат там, и библиотекари могут свободно и легально обеспечить вас книгами. Больше детей берут книги из библиотек, чем когда-либо раньше, и это разные книги – бумажные, электронные, аудиокниги. Но библиотеки – это еще, например, места, где люди, у которых нет компьютера или доступа к интернету, могут выйти в сеть. Это ужасно важно во времена, когда мы ищем работу, рассылаем резюме, оформляем пенсию в интернете. Библиотекари могут помочь этим людям ориентироваться в мире.

Я не думаю, что все книги должны попасть или попадут на экраны. Как однажды заметил Дуглас Адамс, за 20 лет до появления Киндла, бумажная книга похожа на акулу. Акулы старые, они жили в океане до динозавров. И причина, почему акулы до сих пор существуют, состоит в том, что акулы лучше всех справляются с ролью акул. Бумажные книги прочные, их сложно уничтожить, они водонепроницаемые, работают при солнечном свете, удобно лежат в руке – они хороши в роли книг, и для них всегда останется место. Они принадлежат библиотекам, даже если библиотеки уже стали местом, где вы можете получить доступ к электронным книгам, аудиокнигам, DVD и интернет-контенту.

Библиотека – это хранилище информации, которое дает каждому гражданину равный доступ к ней. Это включает в себя информацию о здоровье. И о психическом здоровье. Это место для общения. Это укромное место, убежище от окружающего мира. Это место с библиотекарями. Какими будут библиотеки будущего, мы можем воображать уже сейчас.

Грамотность стала важнее, чем когда-либо в этом мире смс и е-мейлов, в мире письменной информации. Мы должны читать и писать, и нам нужны открытые миру граждане, которые могут комфортно читать, понимать, что они читают, понимать нюансы и быть понятными другим.

Библиотеки – это действительно ворота в будущее. Так что очень жаль, что по всему свету мы видим, как местные власти рассматривают закрытие библиотек как легкий способ сохранить деньги, не понимая, что они обкрадывают будущее, чтобы заплатить за сегодня. Они закрывают ворота, которые должны быть открыты.

Согласно недавнему исследованию Организации Экономического сотрудничества и роста, Англия – это единственная страна, где население старшего возраста более грамотное и более многочисленное, чем население младшего возраста, если сравнивать эти показатели с другими факторами, например, гендер, социально-экономические показатели и тип занятости.

Говоря другими словами, наши дети и внуки не так грамотны, как мы, и их меньше, чем нас. Они меньше способны ориентироваться в мире, понимать его, решать проблемы. Их легче обмануть и запутать, у них меньше возможностей изменить свой мир, они менее трудоспособны. Да все вышеперечисленное. И Англия как страна падет под натиском более развитых наций, потому что ей будет не хватать квалифицированной рабочей силы.

Книги – это способ общаться с мертвыми. Это способ учиться у тех, кого больше нет с нами. Человечество создало себя, развивалось, породило тип знаний, которые можно развивать, а не постоянно запоминать. Есть сказки, которые старше многих стран, сказки, которые надолго пережили культуры и стены, в которых они были впервые рассказаны.

Я считаю, что у нас есть ответственность перед будущим. Ответственность и обязательства перед детьми, перед взрослыми, которыми станут эти дети, перед миром, в котором они будут жить. Мы все – читатели, писатели, граждане – имеем обязательства. Пожалуй, я попробую сформулировать некоторые из них.

Я верю, что мы должны читать для удовольствия, наедине с собой и на публике. Если мы читаем для удовольствия, если другие видят нас за книгой, мы учимся, мы тренируем наше воображение. Мы показываем другим, что чтение – это хорошо.

Мы должны поддерживать библиотеки. Использовать библиотеки, поощрять других пользоваться ими, протестовать против их закрытия. Если вы не цените библиотеки, значит, вы не цените информацию, культуру или мудрость. Вы заглушаете голоса прошлого и вредите будущему.

Мы должны читать вслух нашим детям. Читать им то, что их радует. Читать им истории, от которых мы уже устали. Говорить на разные голоса, заинтересовывать их и не прекращать читать только потому, что они сами научились это делать. Делать чтение вслух моментом единения, временем, когда никто не смотрит в телефоны, когда соблазны мира отложены в сторону.

Мы должны пользоваться языком. Развиваться, узнавать, что значат новые слова и как их применять, общаться понятно, говорить то, что мы имеем в виду. Мы не должны пытаться заморозить язык, притворяться, что это мертвая вещь, которую нужно чтить. Мы должны использовать язык как живую вещь, которая движется, которая несет слова, которая позволяет их значениям и произношению меняться со временем.

Писатели – особенно детские писатели – имеют обязательства перед читателями. Мы должны писать правдивые вещи, что особенно важно, когда мы сочиняем истории о людях, которые не существовали, или местах, где не бывали, понимать, что истина – это не то, что случилось на самом деле, но то, что рассказывает нам, кто мы такие. В конце концов, литература – это правдивая ложь, помимо всего прочего. Мы должны не утомлять наших читателей, но делать так, чтобы они сами захотели перевернуть следующую страницу. Одно из лучших средств для тех, кто читает с неохотой – это история, от которой они не могут оторваться.

Мы должны говорить нашим читателям правду, вооружать их, давать защиту и передавать ту мудрость, которую мы успели почерпнуть из нашего недолгого пребывания в этом зеленом мире. Мы не должны проповедовать, читать лекции, запихивать готовые истины в глотки наших читателей, как птицы, которые кормят своих птенцов предварительно разжеванными червяками. И мы не должны никогда, ни за что на свете, ни при каких обстоятельствах писать для детей то, что бы нам не хотелось прочитать самим.

Мы должны понимать и признавать, что как детские писатели мы делаем важную работу, потому что если мы не справимся и напишем скучные книги, которые отвратят детей от чтения и книг, то мы истощим наше будущее и еще больше принизим их.

Все мы – взрослые и дети, писатели и читатели – должны мечтать. Мы должны выдумывать. Легко притвориться, что никто ничего не может изменить, что мы живем в мире, где общество огромно, а личность меньше чем ничто, атом в стене, зернышко на рисовом поле. Но правда состоит в том, что личности меняют мир снова и снова, личности создают будущее, и они делают это, представляя, что вещи могут быть другими.

Оглянитесь. Я серьезно. Остановитесь на мгновение и посмотрите на помещение, в котором вы находитесь. Я хочу показать что-то настолько очевидное, что его все уже забыли. Вот оно: все, что вы видите, включая стены, было в какой-то момент придумано. Кто-то решил, что гораздо легче будет сидеть на стуле, чем на земле, и придумал стул. Кому-то пришлось придумать способ, чтобы я мог говорить со всем вами в Лондоне прямо сейчас, без риска промокнуть. Эта комната и все вещи в ней, все вещи в здании, в этом городе существуют потому, что снова и снова люди что-то придумывают.

Мы должны делать вещи прекрасными. Не делать мир безобразнее, чем он был до нас, не опустошать океаны, не передавать наши проблемы следующим поколениям. Мы должны убирать за собой, и не оставлять наших детей в мире, который мы так глупо испортили, обворовали и изуродовали.

Мы должны говорить нашим политикам, чего мы хотим, голосовать против политиков из любой партии, которые не понимают роли чтения в формировании настоящих граждан, политиков, которые не хотят действовать, чтобы сохранять и защищать знание и поощрять грамотность. Это не вопрос политики. Это вопрос обычной человечности.

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как мы можем сделать наших детей умнее. Его ответ был простым и мудрым. Если вы хотите, чтобы ваши дети были умны, сказал он, читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок. Он понимал ценность чтения и воображения. Я надеюсь, что мы сможем передать нашим детям мир, где они будут читать, и им будут читать, где они будут воображать и понимать.

 

 

В детстве даже самые незначительные события могут казаться полными тайного смысла. Это совсем не преувеличение. Чаще всего людям достигшим высот в своих профессиях, найти дело всей жизни помогли детские переживания.

Альберт Эйнштейн, физик. Компас как предчувствие

AinshteinОднажды Альберт попросил отца показать самую волшебную вещь в магазине, которым тот управлял. И тогда отец достал компас. Альберту было пять лет, и именно тогда дрожащая стрелка компаса определила его судьбу, словно указав ему направление.

Открытия будущего физика начались с вопроса: «Откуда стрелка знает, где полюс?» Рассказ отца Альберт запомнил на всю жизнь. Несмотря на долгий путь к науке, основополагающие вопросы бытия волновали его с самого раннего возраста.

Именно эти вопросы  помогли  Эйнштейну совершить революцию в физике: разработать теорию относительности и квантовую теорию теплоемкости.

Кристофер Нолан, режиссер. Посвящение в джедаи

NolanРежиссер Кристофер Нолан точно пошел бы по другому пути, если бы не «Звездные войны» Джорджа Лукаса. В 7 лет он завороженно смотрел на экран, следя за приключениями молодого джедая Люка Скайуокера,принцессы Леи и мастера Йоды.

Он вновь и вновь пересматривал каждую серию, а потом взял в руки отцовскую восьмимиллиметровую камеру. Как пишут в учебниках для сценаристов, это была точка невозврата.

Будущее было определено. Кристофер часами возился, выстраивая перед камерой солдатиков и мягкие игрушки, и не ложился спать, пока не доснимет очередной эпизод. Сейчас мы знаем Нолана как создателя фильмов «Интерстеллар», «Начало», «Темный рыцарь» и других блокбастеров, которые не только собирают в прокате миллиарды долларов, но и развивают популярный кинематограф как высокое искусство.

Вольфганг Амадей Моцарт, композитор. Пьеса длиной в жизнь

MotsartОднажды трехлетний Моцарт проснулся от волшебных звуков. Это его семилетняя сестра занималась на клавесине. Он тут же прибежал к ней и попробовал повторить часть пьесы. Никто из домашних даже не предполагал, что это ему удастся.

Отец Моцарта хотел вырастить из своих детей музыкантов. Но даже он изначально не собирался учить сына в таком раннем возрасте нотной грамоте.

Уже к 4-летнему возрасту Моцарт записал свой первый нотный концерт. К юности его талант окреп, а что было дальше, все знают: оперы «Женитьба Фигаро», «Дон Жуан», «Волшебная флейта» и, конечно, «Реквием», который гений так и не успел закончить.

Ясон Бадридзе, зоолог. Волчий зов

BadridzeОднажды отец взял Ясона в Боржомское ущелье. В лесу пятилетний мальчик впервые услышал пронзительный вой волка. Позже Бадридзе назовет это впечатление страшным до такой степени, что оно «все в душе перевернуло».

Тогда мальчик не знал, что станет виднейшим советским и грузинским зоологом и всю жизнь посвятит изучению волков. Не предполагал Ясон и того, что он станет первым человеком, которого волки признают своим и возьмут в стаю, где он проживет много месяцев.

Волчья стая однажды спасла Бадридзе жизнь, отбив от медведя. И, по словам ученого, научила искренности.

В благодарность ученый выкормил и воспитал около сотни волков, которые росли вместе с его детьми. Бадридзе также разработал методы выращивания животных для их возвращения в дикую природу.

Илон Маск, инженер, предприниматель, основатель Space Х. Принцип невероятности

MaskОднажды, будучи подростком, Илон Маск зачитался книгой «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса. Она была смешная и хулиганская, но не  только. В ней рассказывалось, как суперкомпьютер нашел ответ на вопрос о смысле жизни. И пусть ответ был нелепым - «42»: это тоже было весело. Именно этот сюжет повлиял на образ мышления Маска.

Кстати, в «Автостопом по галактике» был еще космический корабль, который перемещался в пространстве, используя «принцип невероятности». Запустив много лет спустя свой беспилотный автомобиль Tesla в космос, Маск вывел на ее экране надпись Don’t Panic! («Без паники!»). Эта фраза была на обложках раннего издания «Автостопом по галактике».

Маск признавался, что этот роман не только дал направление его жизни, но и помог справиться с подростковым кризисом. В юности основатель Space X поглощал фантастику тоннами: «Герои книг, которые я читал, всегда чувствовали, что должны спасти мир».

Так что будьте внимательны к впечатлениям, друзья!

 

24 февраля 1955 г. родился Стивен Пол Джобс. Его родителями были незарегистрированные в браке студенты: уроженец Сирии Абдулфатта (Джон) Джандали и Джоан Шибле из католической семьи немецких эмигрантов. Родственники Джоан возражали против их отношений, а находившейся при смерти отец вовсе пригрозил лишить её наследства, ей пришлось уехать рожать к частному врачу в Сан-Франциско и затем отдать ребёнка на усыновление. Мальчик был усыновлён Полом Джобсом и американкой армянского происхождения Кларой Джобс, урождённой Агопян.

Джобс создал самую дорогую компанию планеты - её капитализация (порядка 720 миллиардов долларов США) значительно превышает капитализацию всех компаний России.

"В школе я столкнулся с тем, чего раньше никогда не встречал — с необходимостью подчиняться, и мне это не понравилось. На меня давили авторитетом и едва не выбили из меня всю мою любознательность".

"Одну из главных святых в своей жизни я встретил в 4-м классе. Миссис Хилл протянула мне сборник задач по математике и велела решить их дома. Взамен она обещала мне пять долларов и огромный леденец. Никто раньше этого не делал, и, конечно, я выполнил задания. Миссис Хилл фактически купила сладостями и деньгами мое желание учиться. Я убежден на сто %, что если бы не миссис Хилл и еще несколько человек, я бы оказался за решёткой".

"Когда мне было 12, я позвонил Биллу Хьюлетту (основатель "Hew­lett-Pack­ard"), который в то время жил в Пало-Альто. Я просто нашёл его номер в телефонной книге. Он взял трубку, я сказал: «Здравствуйте! Я Стив Джобс. Мне 12 лет, и я тут собираю частотомер. Мне нужны детали». Он проговорил со мной около 20 минут, потом дал мне детали и работу в "Hew­lett-Pack­ard" на лето. Я должен был стоять у конвейера и собирать частотомеры. Я чувствовал себя в раю".

"Я помню мой самый первый рабочий день — я был полон энтузиазма; мне назначили супервайзера по имени Крис. Я сказал ему, что больше всего мне нравится заниматься электроникой. А он сказал, что ему больше всего нравится траx@@ся. Да, в то лето я узнал много нового".

"Самое главное в образовании — это человек. Человек, который разжигает в вас любопытство, который кормит ваше любопытство; компьютеры не могут дать вам этого".

"Я захотел встретиться со своей биологической матерью, чтобы удостовериться, что у неё все хорошо, и поблагодарить за то, что она не сделала аборт".

"У биологических родителей было одно условие: приёмные родители должны были дать мне образование несмотря ни на что. Мои родители из рабочего класса; они не знали, как будут оплачивать мою учебу, но они пообещали. Им было трудно, но они это сделали. Из университета я вылетел через год".

"Вы хотите провести остаток жизни, продавая газировку, или вы хотите получить шанс изменить мир?"

"Я счастливчик — я рано в жизни нашёл то, что люблю делать. Воз (Стив Возняк) и я придумали Apple в гараже моиx родителей, когда мне было 20 лет. Через десять лет из компании с офисом в гараже Apple превратилась в компанию стоимостью два миллиарда долларов и штатом в 4000 человек вместо двуx".

"Мы с ним разыграли кучу людей. Однажды Воз позвонил в Ватикан и представился Г.Киссинджером. Они уже собирались будить папу посреди ночи".

"Я бы обменял все свои технологии на один вечер в компании Сократа".

"Я всегда считал частью своей работы добиваться того, чтобы в моей компании работали только лучшие люди..."

"У Билла (основатель Mi­crosoft Б.Гейтс) плохо с воображением — он никогда ничего не изобретал, просто бесстыже воровал чужие идеи. Его кругозор был бы пошире, если бы он в молодости попробовал разок кислоту или побывал в ашраме".

"Суперменов не бывает. Всё значимое и судьбоносное создается в команде".

"Что касается веры в Бога, то я где-то на 50 % в него верю, а на 50 не верю".

"Для меня не важно быть самым богатым человеком на кладбище. Ложиться спать и думать, что сегодня ты совершил что-то чудесное, — вот что имеет значение".

"Мы здесь для того, чтобы оставить след во Вселенной. Иначе зачем мы все здесь?"

"Безумцы, которые считают, что они способны изменить мир, в конечном счете его меняют".

 

ДЕРЖИТЕСЬ ЗА РУКИ

И ЦЕНИТЕ МОМЕНТЫ, КОГДА ВЫ ВМЕСТЕ

Джордж Карлин (George Denis Patrick Carlin, 12 мая 1937 — 22 июня 2008) - американский комик в жанре стэнд-ап камеди, актёр и писатель, обладатель четырёх премий «Грэмми» и премии Марка Твена. Автор 5 книг и более 20 музыкальных альбомов, снялся в 16 фильмах.

До самой старости доставлял сочетанием хорошего юмора, наблюдательности и жёстких шуток. Выступать продолжал почти до самой смерти.

После смерти супруги Карлайл написал пронзительную статью, которая день ото дня становится всё актуальнее.

Karlin

Парадоксом нашего времени является то, что мы имеем высокие строения, но низкую терпимость, широкие магистрали, но узкие взгляды.

Тратим больше, но имеем меньше, покупаем больше, но радуемся меньше.

Имеем большие дома, но меньшие семьи, лучшие удобства, но меньше времени.

Имеем лучшее образование, но меньше разума, лучшие знания, но хуже оцениваем ситуацию, имеем больше экспертов, но и больше проблем, лучшую медицину, но хуже здоровье.

Пьем слишком много, курим слишком много, тратим слишком безответственно, смеемся слишком мало, ездим слишком быстро, гневаемся слишком легко, спать ложимся слишком поздно, просыпаемся слишком усталыми, читаем слишком мало, слишком много смотрим телевидение и молимся слишком редко.

Увеличили свои притязания, но сократили ценности. Говорим слишком много, любим слишком редко и ненавидим слишком часто. Знаем, как выжить, но не знаем, как жить. Добавляем года к человеческой жизни, но не добавляем жизни к годам.

Достигли Луны и вернулись, но с трудом переходим улицу и знакомимся с новым соседом.

Покоряем космические пространства, но не душевные.

Делаем большие, но не лучшие дела.

Очищаем воздух, но загрязняем душу.

Подчинили себе атом, но не свои предрассудки.

Пишем больше, но узнаем меньше.

Планируем больше, но добиваемся меньшего.

Научились спешить, но не ждать.

Создаем новые компьютеры, которые хранят больше информации и извергают потоки копий, чем раньше, но общаемся все меньше.

Это время быстрого питания и плохого пищеварения, больших людей и мелких душ, быстрой прибыли и трудных взаимоотношений.

Время роста семейных доходов и роста числа разводов, красивых домов и разрушенных домашних очагов.

Время коротких расстояний, одноразовых подгузников, разовой морали, связей на одну ночь; лишнего веса и таблеток, которые делают все: возбуждают нас, успокаивают нас, убивают наc.

Время заполненных витрин и пустых складов.

Время, когда технологии позволяют этому письму попасть к вам, в то же время позволяют вам поделиться им или просто нажать «Delete».

Запомните, уделяйте больше времени тем, кого любите, потому что они с вами не навсегда.

Запомните и горячо прижмите близкого человека к себе, потому что это единственное сокровище, которое можете отдать от сердца, и оно не стоит ни копейки.

Запомните и говорите «люблю тебя» своим любимым, но сначала действительно это почувствуйте.

Поцелуй и объятия могут поправить любую неприятность, когда идут от сердца.

Запомните и держитесь за руки и цените моменты, когда вы вместе, потому что однажды этого человека не будет рядом с вами.

Найдите время для любви, найдите время для общения и найдите время для возможности поделиться всем, что имеете сказать.

Потому что жизнь измеряется не числом вдохов-выдохов, а моментами, когда захватывает дух!

 

 

Kapitsa1

Серге́й Петро́вич Капи́ца - советский и российский учёный-физик, просветитель, телеведущий, главный редактор журнала «В мире науки», вице-президент РАЕН.

Родился 14 февраля 1928 года в Кембридже (Великобритания). С 1936 года, вместе с матерью и братом переехал в Москву, куда переехал работать его отец, лауреат Нобелевской премии, дважды Герой Соц. Труда  академик Пётр Леонидович Капица.

В 1949 году окончил Московский авиационный институт. Работал в таких областях физики, как земной магнетизм, прикладная электродинамика, физика элементарных частиц.

С 1956 года Сергей Капица преподавал в Московском физико-техническом институте (МФТИ). Стал доктором физико-математических наук, затем получил звание профессора

В 1973 году Сергей Капица опубликовал книгу «ЖИЗНЬ НАУКИ». Книга послужила предпосылкой к появлению телепередачи «Очевидное — невероятное». В том же году начал вести эту телепередачу.

Сергей Петрович был подлинным просветителем и одним из умнейших людей своего времени. О культуре и технике он рассказывал так, что его объяснения понять даже ребенок.

Многие его высказывания стали афоризмами.

«Соглашаться с тем, что общество может дрейфовать в любом направлении, — путь к самоуничтожению. Ведь человек от животного в первую очередь отличается наличием КУЛЬТУРЫ».

 

«КУЛЬТУРУ следует насаждать! Даже силой... Иначе нас всех ждёт крах.»

 

«ЕСЛИ БЫ миллиарды, потраченные на вооружение, направили на образование и здравоохранение, то преступности и терроризму не нашлось бы места».

 

«РУКОВОДИТЬ – искусство не мешать нормальным людям работать.»

 

«Собрать стадо баранов не сложно, сложно собрать стадо из кошек.»

 

«Прежде чем действовать, необходимо ПОНЯТЬ.»

 

«Я уже говорил министрам, что если они продолжат такую политику, то получат страну дураков. Да, управлять станет легче, но БУДУЩЕГО не будет».

 

«Чужими руками РЫБОТЫ не сделаешь.»

 

«Если строишь перед людьми умника —  они этого не прощают. Но если говоришь СЕРЬЁЗНО, а люди не понимают — они простят».

 

«МАТЕМАТИКА – то, что русские преподают китайцам в американских университетах.»

 

«ПРОТИВОРЕЧИЯ стимулируют различия науки. Поэтому их стоит подчёркивать, а не замазывать.»

 

«Ограничивая доступ в ИНТЕРНЕТ для бедных людей, мы обделяем их информацией, загоняя в еще большую бедность. Доступ в Интернет должен быть у всех».

 

«ТЕЛЕВИДЕНИЕ оказывает сильнейшее влияние на людей. Однако сегодня оно подчинено совершенно безответственным людям».

 

«Раньше ЖЕНЩИНЫ одевались намного скучнее. Это сегодня огромный диапазон: от чудовищной безвкусицы до элегантности. Правда, вторых замечаешь гораздо реже».

 

«ВУЛЬГАРНОСТЬ отталкивает от женщин. Она же порой и привлекает, так что поди разбери.»

 

«Если всё подчинять ДЕНЬГАМ, то всё деньгами и останется. Они не станут ни шедевром, ни открытием».

 

«50 лет назад на Рублевке было столько же ВЕЛОСИПЕДОВ, сколько сегодня машин».

 

«КОСТЮМ дисциплинирует, организовывает изнутри. Даже радиодикторы Би-би-си облачались в смокинги и вечерние платья, хотя слушатели этого, конечно же, видеть не могли».

 

«Я – русский ПРАВОСЛАВНЫЙ АТЕИСТ.»

 

«Главное чудо в том, что мы продолжаем жить.»

Kapitsa2

 

Джек Керуак — культовый американский писатель, который возвел слово «beat» из уличного жаргона на уровень религии. Его роман «На дороге» называют евангелием поколения. Несколько цитат из этого и других произведений писателя — в нашей небольшой подборке.

KeruakДжек Керуак в военном комиссариате, 1943 год

 

«Жизнь есть жизнь, и в ней всему есть место»

«Некоторые — подонки, некоторые — нет, вот и весь расклад»

«Лучше спать на неудобной постели свободным, чем на удобной — несвободным»

«Практикуйте доброту весь день ко всем окружающим вас людям, и вы поймете, вы уже сейчас на небесах».

«Дорога — это то, что доктор прописал»

«Все на свете взаимосвязано, вот так и дождь связывает друг с другом всех на всей земле, по очереди касаясь каждого…»

«О Господи, общительность — всего лишь широкая улыбка, а широкая улыбка — всего лишь зубы»

«Ничего нельзя понять раз и навсегда… Это никому не дано»

«Человек должен хоть раз в жизни оказаться в кромешной глуши, чтобы физически испытать одиночество, пусть даже задыхаясь при этом от скуки. Почувствовать, как это — зависеть исключительно от себя самого, и в конце концов познать свою суть и обрести силу, ранее неведомую»

«Когда дойдешь до вершины, продолжай восхождение»

«Наши чемоданы выдержали и разошлись по швам прямо посередине дороги. А мы даже не прошли и половины от этого трудного пути. А впереди еще вся жизнь»

«Я люблю сумасшедших, таких, которые бешено хотят жить, бешено хотят говорить, бешено хотят спастись, которые хотят иметь все сразу, которые никогда не зевают и никогда не говорят банальностей, а всегда горят, горят, горят!»

ВЗРОСЛЫМ ИНОГДА НАДО ЧИТАТЬ СКАЗКИ!

(Что говорила Алиса)

1

Иллюстрация к «Алисе в стране чудес» Льюиса Кэрролла

Геннадия КАЛИНОВСКОГО (1979)

*Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте,

а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!

* Во всем есть своя мораль,02

   нужно только уметь ее найти!

* - Нельзя поверить в невозможное!

   - Просто у тебя мало опыта, - заметила Королева

   В твоем возрасте я уделяла этому полчаса

   каждый день! В иные дни я успевала

   поверить в десяток невозможностей до завтрака!

  

* Знаешь, одна из самых серьезных

   потерь в битве – это потеря головы.

                                                                                                                       Иллюстрация Джона ТЕННИЕЛА (1865)

* Мало кто находит выход, некоторые не видят его,  

   даже если найдут, а многие даже не ищут.

 

03

 

* Серьёзное отношение к чему бы то ни  

   было в этом мире является роковой ошибкой.

   - А жизнь – это серьёзно?

   - О да, жизнь – это серьёзно! Но не

     очень…

 

* Видала я такую чепуху, по сравнению с

   которой эта чепуха — толковый словарь!

 

* Лучший способ объяснить – это самому

   сделать.

 

Иллюстрация Грега ХИЛЬДЕБРАНДТА (1990)

 

4

 

* Если бы каждый человек занимался своим делом, Земля бы вертелась быстрее.

 

* - А где я могу найти кого-нибудь нормального?

   - Нигде, - ответил Кот, - нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально.

 

* Подумать только, что из-за какой-то вещи можно так уменьшиться, что превратиться в ничто.

 

* Как она ни пыталась, она не могла найти тут ни тени смысла, хотя все слова были ей совершенно понятны.

 

Иллюстрация Марджори ТОРИ (1955)

 

 

05

* Если в голове пусто, увы, самое большое чувство юмора вас не спасёт.

 

* - Что ты хочешь?

- Я хочу убить время.

- Время очень не любит, когда его убивают.

 

* - А что это за звуки, вон там? – спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.
       - А это чудеса, - равнодушно пояснил Чеширский Кот.

- И.. И что же они там делают? – поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.

- Как и положено, – Кот зевнул. – Случаются…

Иллюстрация Геннадия КАЛИНОВСКОГО (1979)

 

06

 

 

* Если бы это было так, это бы ещё ничего. Если бы, конечно, оно так и было. Но так как это не так, так оно и не этак. Такова логика вещей.

 

* Все, что сказано три раза, становится истиной.

 

* Никогда не считай себя не таким, каким тебя не считают другие, и тогда другие не сочтут тебя не таким, каким ты хотел бы им казаться.

 

* Десять ночей в десять раз теплее, чем одна. И в десять раз холоднее.

 

Иллюстрация Джона ТЕННИЕЛА (1865)

                                                              

07  

* - Скажите, пожалуйста, куда отсюда идти?

- А куда ты хочешь попасть? - ответил Кот.

- Мне все равно… — сказала Алиса.

- Тогда все равно, куда и идти, заметил Кот.

 

Иллюстрация Туве ЯНССОН

 

08                                                                                                              

                                                                            

* Если в мире всё бессмысленно, - сказала Алиса, - что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

 

 

Иллюстрация Льюиса КЭРРОЛЛА (1862)

 

9

Иллюстрация Мэгги Тэйлор (2008)

* - Не грусти, - сказала Алисa. - Рано или поздно все станет понятно, все станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем все было нужно, потому что все будет правильно.

 

 

 

1. Хотеть жить — это хотеть занимать еще точки пространства и времени, то есть восполнять или дополнять себя тем, чем мы сами не обладаем.

 

2. Одним из моих переживаний (из-за которых я, может быть, и стал заниматься философией) было… переживание совершенно непонятной, приводящей меня в растерянность слепоты людей перед тем, что есть.

 

3. Достаточно присмотреться к некоторым эпизодам российской истории, чтобы увидеть, что это ситуация, когда мы не извлекаем опыта. Когда с нами что-то происходит, а опыта мы не извлекаем, и это повторяется бесконечно. <…> Мы употребляем слово «ад» как обыденное или из религии заимствованное слово, но забываем его первоначальный символизм. Ад - это слово, которое символизирует нечто, что мы в жизни знаем и что является самым страшным, — вечную смерть. Смерть, которая все время происходит. Представьте себе, что мы бесконечно прожевываем кусок и прожёвывание его не кончается. А это — не имеющая конца смерть.

 

4. Cочиняется какая-нибудь теория, перестраивается жизнь людей, а потом там обнаруживается зияющий концентрационный лагерь, и человек говорит: «Но я этого не хотел». Простите, этого не бывает. Это не принимается героическим сознанием. Даже в качестве извинения не принимается. Героическое сознание знает, что дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно. Изволь мыслить точно. Значит, ты просто не мыслил.

 

5. Многие люди готовы вечно страдать (как «несчастный»), чтобы не страдать один раз (как «мужественный», т.е. «решительный»).

 

6. Один из законов русской жизни — это вздыхание или поползновение добра, но — завтра. И всем скопом, вместе. Сегодня — какой смысл мне одному быть добрым, когда кругом все злые?

 

7. То, что произошло в 1921 году, произошло по уровню наших душ. Независимо от больших катастроф . Как выросли, так и получилось. Большие катастрофы не сделали нас большими.

 

8. Не так страшно, когда мысли без ответа крутятся в голове. Ничего страшного. Пускай покрутятся. И кстати, это кручение мыслей и есть круг жизни.

 

9. Истина обладает таким качеством или таким законом своего появления, что она появляется только в виде молнии (появление истины — как если бы истина светила бы в течение целого дня, как солнце, такого не бывает). Так вот, пока она есть — ходите, сказано в Евангелии. Я бы перевел: шевелитесь, или пошевеливайтесь, пока мелькнул свет.

 

10. Мысль есть нечто, во что мы заново, снова и снова должны впадать, «как в ересь», как впадают в любовь.

http://arzamas.academy/materials/228

 

ShvartsEЕвгений ШВАРЦ – известный советский писатель и сценарист самых любимых фильмов этой поры. Редкий детский театр не ставил его пьесы «Голый король», «Тень», «Дракон», «Обыкновенное чудо». Фильмы по сценариям Евгения Львовича («Золушка», «Первоклассница», «Дон Кихот», «Марья-искусница», «Каин XVIII», «Снежная королева» и др.) мы увлечённо смотрим и сегодня.

 Даже если вы не помните имени замечательного писателя и драматурга, легко узнаете слова из его произведений.

     

«Слушайте, люди ужасны, когда воюешь с ними. А если жить с ними в мире, то может показаться, что они ничего себе.» 

«ТЕНЬ»

«Человек из мёртвого камня сделает статую – и гордится потом, если работа удалась. А поди-ка, из живого сделай ещё более живое. Вот это работа!»

«ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»

«Человек, который понапрасну теряет время, сам не замечает, как стареет.»

«СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ»

«Иногда лучше потратить немножко времени, чтобы потом его сберечь.»

«СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ»

 «Сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь»

«ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»

«Я не волшебник. Я только учусь. Но ради тех, кого люблю, я способен на любые чудеса.»

«ЗОЛУШКА»

«Любите, любите друг друга, да и всех нас заодно, не остывайте, не отступайте – и вы будете так счастливы, что это просто чудо!»

«ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»

«Быть настоящим человеком – очень нелегко.»

«ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»

«И в трагических концах есть своё величие. Они заставляют задуматься оставшихся в живых.»

«ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»

«Ничему и никому не верить – это смерть. Всё понимать – это тоже смерть. А безразличие – хуже смерти.»

«ТЕНЬ»

 

22 Янв 2017

1. Информация перешла в другое поле, все переходит на электронные носители. Но дело не в носителе — это принципиально не так уж важно. Какая разница: читать обычную книгу или электронную? Важно, что мы стали использовать другой способ чтения. Это нелинейное чтение, это гипертексты, которые отсылают к другим текстам. Конечно, гипертексты появились до изобретения компьютера и интернета. Но электронная организация этой среды — она сама является гипертекстовой по сути. 

2. Я консерватор. Кроме того, я сноб. Я люблю читать книги в старом варианте, чтобы они пахли, чтобы листы можно было переворачивать. У меня есть электронная книга. Я согласна с тем, что это удобно. Не буду же я, отправляясь в отпуск, брать с собой чемодан книг? А читаю я быстро и много! Но удовольствия от использования электронной книги я не получаю. Если мы вернемся к тому, влияет ли этот гаджет на процессы, происходящие в мозге – да, определенно. Это совсем другие процессы, это цивилизационный слом. Особенно в ситуации гипертекстовой: невозможно прочесть весь текст целиком, вы что-то щелкаете, пролистываете. Вы не читаете, а просматриваете. 

3. Мы все более полагаемся на внешние носители информации. То есть мне незачем помнить ту или иную информацию, проще залезть в карман и посмотреть в интернете. Все это связано с тем, что сейчас называется распределенным сознанием — сознание и все ментальные процедуры распределены между мной как человеком и разными устройствами, которым я передаю часть своих когнитивных функций. Тут возникает интересный вопрос: где, собственно, я как личность заканчиваюсь? Ведь получается, что в моих ментальных процессах задействовано очень много участников. 

4. Мы ищем информацию не внутри себя, а вовне. Вместо того чтобы порыться у себя в мозгу и попытаться вспомнить саму информацию, я пытаюсь вспомнить адрес, где она находится. А если, например, рядом нет компьютера, мы пытаемся виртуально вспоминать этот компьютер, где она находится в компьютере, в какой папке она лежит. То есть это принципиально другая вещь. 

5. Не буду врать, поисковые системы меня не восхищают, но для быстрого получения не столь ценной информации – это колоссальная вещь. А серьезная информация всегда дорого стоит. Говоря о цене, я имею в виду и временные, и интеллектуальные затраты. Поэтому никто в здравом уме, особенно из тех, кто занимается наукой, не будет пользоваться информацией, взятой из того же гугла. 

6. Человек должен решить для себя, он жизнь прожигает для того, чтобы жить от дискотеки до дискотеки, или, еще лучше «залить глаза», чтобы вообще не знать, что время прошло. Это одна картина мира. Если ты хочешь познавать, то это другое поведение. Тогда не доверяй примитивным поисковикам, задай вопрос миру. 

7. В современном, электронном мире размывается понятие авторства. Мы все время купаемся в информации разного рода, и она так легко вырезается, склеивается, компануется, что непонятно, кто является автором текстов, которые мы читаем в интернете. 

8. Читатель ведь не просто читатель, он еще и соавтор — об этом еще Цветаева писала. И глубина его интерпретации зависит от того, что он читает, что он читал до этого, как он настроен и так далее. То есть текст — это не застывшее каменное образование. Текст всегда живой, он наращивает информацию, о чем говорил еще Лотман и многие другие. И текст меняется в зависимости от того, кто его читает. И тот, кто пишет книги, должен учитывать то, что в англоязычной литературе называется theory of mind. Речь идет о картине мира другого человека, потенциального читателя. То есть следует ответить на вопрос: для кого предназначается эта книга? 

9. Мы столкнулись с ситуацией, когда нужно быстро, без остановки, перерабатывать большие блоки информации. Для этого просто необходимо поверхностное чтение — сканирование по ключевым словам, умение читать по диагонали, определять, надо ли мне это вообще читать. Это такая система фильтров, без которой теперь не обойдешься. Другое дело, когда ты сидишь в имении и долго, медленно читаешь сонеты Шекспира — совершенно другая работа, для которой действительно нужно время, нужно медленное, многослойное чтение. Это разные процессы. Вспомним Умберто Эко, предлагавшего в романе «Имя розы» пускать в Библиотеку только тех, кто умеет, кто готов воспринимать сложные знания. 

10. Будут книги, написанные для узкого круга людей, которые просто не будут восприниматься остальными. И будет литературный хлам, который будет все менее литературным. Так что элитарная литература (и образование) будет становиться все более элитарной и закрытой. То есть она будет открытой в плане доступа, но ее просто никто не сможет читать. 

11. Человек потеряет интерес к чтению. Гораздо проще посмотреть смешные картинки. Тут опять происходит то самое расслоение. Почему некоторым интересно нагружать свой мозг сложными задачами, почему некоторым людям интересно эстетствовать? Смотреть, например, сложное кино не для всех и, может быть, даже не понять это кино, но потом искать комментарии, рецензии и интерпретации, чтобы разобраться. 

12. Молодежь должна сама для себя решить – они кто? Если они себя моделируют как интеллектуальную элиту, им должно быть отвратительно от того, что они пользуются только поверхностной информацией. Они понижают свой ранг. Поэтому если речь идет о том, что они себя высоко ставят в мире, они должны соответствующим образом себя вести. В том числе и интеллектуально. Все зависит от того, насколько сильно они этого хотят.

http://lit-ra.info/articles/12-razoblachayushchikh-tsitat-neyrolingvista-tatyany-chernigovskoy-o-knigakh-chtenii-i-intellekte/

 

 

© 2018. МКУК "ЦБС" города Кирово-Чепецка