E-mail: infocentr@bk.ru

Тел.: +7 (83361) 40717

«Страсти-мордасти»

Как всё получилосьCht klub

Это мы

Творческая биография

МАЛЬЦЕВ

YouTube

Поздравляем!

Что почитать... и посмотреть

Сегодня в работе

Премьера

Театральный абонемент

 

«Страсти-мордасти»

(заметки о прозе Людмилы Нелюбиной)

Уходит в историю еще один год - юбилейный для Кирово-Чепецка. Достойно ознаменовать юбилей стремились творческие коллективы города: выставки, презентации, новые книги, новые имена. Событий было немало. А литературный клуб «Поиск» готовится встретить еще и собственный юбилей - 45 лет. Предметом же моих размышлений станет не юбилейно-событийная сторона, а собственно литература.

1Людмила Сергеевна Нелюбина в литературе уже более 30 лет. Автор четырех книг. Солидный творческий опыт! Давно пришло время осознать и утверждать, что у литератора Людмилы Нелюбиной сформировались свой стиль, почерк, творческая манера.

Проза Нелюбиной - это проза малых форм - преимущественно рассказ, иногда с уточняющими эпитетами: «юморис-тический», «юбилейный», «ироничес-кий», «осенний» и даже «экологи-ческий».

Случаются жанровые определения иного рода: «эссе», «новелла», «притча». Внимательный читатель может проверить по словарю и убедиться, что уточнения эти уместны.

Время действия - последние три десятилетия: от перестройки до наших дней. Многие рассказы - как опознавательные знаки эпохи; в них легко угадывается время написания - по приметам быта, по настроениям в обществе. Место действия - провинция: маленький город, поселок, село. Не столица! А по большому счету - это вся Россия. Случайно ли, что первая книжка Нелюбиной так и называлась - «Провинциальные рассказы». Провинция здесь - не только среда обитания. Это и область сознания.

Необычайно широк и разнообразен круг героев: бомжи и бизнесмены, студенты и домохозяйки, рабочий люд и творческая интеллигенция - весь социальный срез общества. А сюжеты взяты из повседневной жизни: встречи и расставания, болезни, безденежье, семейные ссоры, влюбленности и измены.

Главные темы: одиночество человека, его неприкаянность, неготовность успевать за меняющимся миром, социальное расслоение общества. И, наконец, любовь - важнейшая тема рассказов Л. Нелюбиной. Писатель Даниил Гранин в одной из телепрограмм в свои 90 лет мудро заметил: «Если есть какой-то смысл в человеческой жизни, то этот смысл лежит где-то в окрестностях любви».

Именно в этих окрестностях и обитают, как умеют, герои нелюбинских рассказов. Иногда любовь - это наваждение, гибельная отрада. Иногда это мечта, греза, тоска по идеалу. Но чаще это любовь утраченная, потерянная, «разбитая о быт». Вот фрагмент рассказа «Сон в руку» из жизни сантехника Василия: «После диспетчерской с чемоданчиком зашаркал по снежным лужам на вызовы и грустно размышлял о том, что когда женился, то была любовь. Она была тонкой и голубоглазой, и он, Василий, очень боялся, что самая симпатичная на их улице хохотушка не пойдет за него замуж. «А куда она делась-то - хохотушка?» - спросил ехидно внутренний голос. «Правда, где она?» - повторил Василий. Рядом с ним жила худая злая женщина в одном и том же застиранном халате...». Увы, подобных примеров немало. Печальная правда.

***

2Дайте людям в судьи иронию и сострадание, сказал кто-то из классиков. Ирония и сострадание, в сущности, и определяют творческое кредо Людмилы Нелюбиной.

За калейдоскопом лиц, характеров, за незатейливыми житейскими историями постоянно пульсирует нерв времени. Жизнь буквально кипит на страницах ее книг, сверкает разными красками. Торжествует здоровый эрос как всепобеждающее природное стремление к жизни. И тут же, рядом - напоминание о скоротечности земного бытия, некое «мэмэнто мори». Жизнь и смерть - рядом. Рядом - плотское и возвышенное, земное и небесное. Герои книг пребывают в пограничных ситуациях. Или, как говорят философы, в моменты экзистенциального выбора: грешат и каются, мучительно преодолевают различные комплексы, надеются на авось в ожидании чуда, «крутят шашни» и совершают парадоксальные открытия в зрелые годы. Порой уже в самих названиях угадываются сюжетные намеки: «Хандра», «Флирт», «Дурацкая история», «Страсти-мордасти», «Любовник». Зачастую герои не в состоянии понять самих себя. Страдают, маются, и нет им покоя. Так, восьмидесятилетняя старуха одержима желанием посреди ночи, и чтоб никто не видел, «сесть на фанерку, скатиться с самой высокой горки и ощутить, как захватывает дух от скорости...». Так, героиня другого рассказа решительно намерилась отметить пятидесятилетний юбилей в «долбаном» саду. И, вдоволь напрыгавшись через навозно-клубничные грядки, утешилась-таки в одной из них - со слезами на глазах, с шампанским под звон хрусталя, в компании с услужливым супругом.

Пытаясь вместе с автором постичь мотивы поведения персонажей, мы, читатели, лучше узнаем себя, ведь автор помогает нам заглянуть в такие тайники души, куда мы сами заглядывать не всегда решаемся. У каждого из нас - своя личная память, свое чувство вины, свои сокровенные чаяния.

Внимательно перечитайте рассказ «Борщ». Прочитайте не один раз. И вы согласитесь, что написан рассказ в духе традиций старой русской литературы с ее пристальным вниманием к «маленькому» человеку, униженному судьбой, сбившемуся с пути.

Большой рассказ «Выбор», сюжетная основа которого - глубокая семейная драма, поражает уже первой своей фразой: «Благополучные семьи нужны всем как доказательство, что это возможно в реальной жизни». Возникает мгновенная ассоциация с... «Анной Карениной» Толстого, ведь первая фраза этого романа слишком хорошо известна всякому читающему человеку.

***

В творческой палитре Людмилы Нелюбиной можно уверенно выделить характерные признаки, особенности ее письма. А именно: короткие лаконичные фразы, сведенные к минимуму описания природы и ландшафтных подробностей, обилие диалогов и, разумеется, авторские размышления. Простой, близкий к разговорному язык. Сюжетные интриги с неожиданными развязками действий. Часто встречается образ зеркала как некая потребность углубленного самопознания наедине с собой. А вот салон автобуса, вагон поезда или сад-огород - средоточие встреч и тесных взаимоотношений, когда человек среди людей раскрывается неожиданно и полно. Случается, что в рассказе превалирует монолог героя, и тогда появляются вещи соответствующего названия: «Монолог в купе» - исповедь захмелевшего бизнесмена перед случайной попутчицей в ночном вагоне. Исповедь как на духу, до слез. А «Монолог кондуктора» - кладезь остроумия, здорового духа, блистательные россыпи выразительных словечек, искрометных фраз, годящихся в афоризмы. Прекрасный материал для добротного эстрадного номера!

Способность автора несколькими штрихами дать портретно-психологическую характеристику персонажей, будь то рафинированная мадам или затюканный пьянчужка, увлекательность повествования, узнаваемость житейских ситуаций, - все это сообщает прозе Нелюбиной доступность, живой читательский интерес, пищу для ума и сердца. Кажется, что все написанное сочинялось автором вдохновенно, азартно и легко. Но за кажущейся легкостью - кропотливый труд. Практически каждый рассказ при переиздании в другом сборнике претерпевает изменения. Чаще всего это незначительные стилистические поправки, сокращения, добавления. А такие рассказы, как «Дождь», «Рождение», переосмыслены, переделаны основательно. Понятно стремление автора к совершенствованию, шлифовке материала. Но понятен и читательский вопрос: который вариант считать каноническим? Например, при цитировании?..

Особняком в прозе Нелюбиной является большая повесть «Испытание», составляющая целиком отдельную книжку. Строгий читатель, возможно, увидит в ней некую идеализацию, перебор страстей, мелодраматических коллизий, сентиментальных пассажей. Другой читатель возразит, заявив, что подобные приемы возможны в литературе, что повесть пронизана неистребимой верой в человека, и в этом ее утешительная роль, врачующая сила. Утешение - вот что сегодня особенно необходимо человеку. А книга могла бы стать основой для приличного телесериала.

3

В необозримом море русской литературы книги Л. Нелюбиной, как и у всякого литератора, занимают свое отдельное место. В Союз писателей Людмила Сергеевна не стремится. И, вправду, важны ведь не регалии, не звания, не «почетная принадлежность», а имя собственное. Важны книги. Их пока четыре. При этом первый сборник выдержал два издания - единственный случай в городе. Однако, как сказал взыскательнейший Д. Гранин в упомянутой уже телепрограмме, книга (для писателя) - это не результат. Это возможность результата. Что же тогда результат?

В библиотеке имени Н. Островского мне рассказали показательную историю: книжка «Провинциальные рассказы» от частого использования приобрела такой замызганный вид, что выдавать ее на абонементе стало неудобно. Узнав об этом, Людмила Сергеевна несказанно обрадовалась и подарила новый экземпляр. С дарственной надписью. Теперь и он уже отнюдь не первой свежести. Не задерживаются на библиотечных полках и другие ее книжки.

 

В предисловии к первому сборнику десять лет назад автор признавалась: «... не писать мне пока не удается». Да продолжается так и впредь! Читатели будут ждать.

 

Александр МАЛЬЦЕВ

Фото из архива салона «Этюд»

Мальцев, А. Страсти-мордасти (заметки о творчестве

Людмилы Нелюбиной) [Текст] / А. Мальцев

// Кировец. – 2010. – 15 декабря (№ 193). – С. 3.

 

© 2018. МКУК "ЦБС" города Кирово-Чепецка