E-mail: infocentr@bk.ru

Тел.: +7 (83361) 40717

Календарь знаменательных и юбилейных дат

Город Кирово-Чепецк Местные и краеведческие издания

Имена и премии литературной Вятки

Литературное наследие

Яндекс.Метрика

Дебют в «Талисмане», или Ренессанс Василия Беляева

Как всё получилосьCht klub

Это мы

Творческая биография

МАЛЬЦЕВ

YouTube

Поздравляем!

Что почитать... и посмотреть

Сегодня в работе

Скоро у нас

Театральный абонемент

Дебют в «Талисмане», или Ренессанс Василия Беляева

1

«Проводы скворцов» А. ПЕРЕВОЩИКОВ

После публикации в «Кировце» статьи о Николае Шарафутдинове я получил немало от­кликов - и устных, и телефонных. Обращались ровесники, давние знакомые и даже совсем не знакомые мне люди, хорошо знавшие Колю, и те, что не знали его вовсе, а только слыхали о нем, как о полузабытой легенде.

Меня покорило не количество этих откликов, хотя их было нема­ло, а та взволнованность, искрен­ность, с которой люди стали вдруг вспоминать прошлое, ушедшую эпоху, молодость свою. У каждо­го в эти годы были свои обрете­ния и потери, каждый хранит в душе что-то сокровенное.

Признаюсь, никак не рассчи­тывал на такой резонанс. Не ожи­дал. Воистину вспомнишь класси­ка: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется...»

Это обстоятельство и побуди­ло меня продолжить начатый в январской публикации ностальги­ческий экскурс в недавнее прошлое. Этакое романтическое пушествие на крыльях эмоциональ­ной памяти. Тем более, что есть для этого прекрасный повод.

Для начала поведаю одну жи­тейскую историю.

Жил-был в Кирово-Чепецке интересный молодой человек. Работал на химзаводе токарем. Возглавлял комсомольскую орга­низацию крупнейшего цеха - ремонтно-механического. Руководил художественной самодеятель­ностью этого цеха. Причастен был к популярным в 60-70-е годы тур­нирам КВН, к организации в мо­лодежном кафе «Калинка» всевоз­можных вечеров («Калинка» была в те годы центром притяжения, средоточием всего нового, инте­ресного, необычного).

Однако главной отрадой, глав­ным занятием души было пение. Еще бы! Ведь речь идет о Васи­лии Беляеве. Господь наделил его редким талантом - голосом необыкновенной красоты и силы. В молодые годы специалисты про­рочили ему - обладателю дивного лирического тенора - большое будущее: не иначе как столичную оперную сцену. Я не преувеличи­ваю. Да это вовсе и не мое диле­тантское суждение. То были ав­торитетные свидетельства специ­алистов. Но...

02

 

 

Вот здесь соблазнительно было бы порассуждать о нереализован­ном таланте, о том, что человек прожил в искусстве не свою жизнь и т.д. Заманчивую эту идею я отметаю сразу. Занятие это бес­смысленное и неэтичное. Была война. Было трудное послевоенное детство. Многодетная семья. Ранняя потеря отца. Воспитание в детдоме...

Слишком деликатен и драма­тичен вопрос, чтобы рассуждать о творческой биографии живого человека в сослагательном накло­нении. Судьбе было угодно, что­бы пение стало для В. Беляева не профессией, а отрадой души. И кто скажет сегодня: что лучше, что достойнее, где истина? Пом­ните, у Пастернака «Цель творчества - самоотдача, а не шумиха, не успех...»

 

 

 

Фото Александра МАЛЬЦЕВА

 

Судьбе было угодно, чтобы выступления певца-самородка ограничивались преимуществен­но сценами Кирово-Чепецка. Праздничные концерты, традици­онные смотры, конкурсы, фести­вали народного творчества (об­ластные, зональные), из которых он выходил непременным побе­дителем, лауреатом, - всюду зву­чал беляевский тенор. И всякий раз выступления певца станови­лись «изюминкой», украшением программы. Уверен, многие с тре­петом вспоминают те времена.

А потом вдруг в 1975 году Ва­силий неожиданно уехал из Ки­рово-Чепецка. Уехал далеко, на Север. Вместе с семьей. На до­лгие семнадцать лет. Уезжали Беляевы с маленькой дочуркой Аленкой, а вернулись со взрос­лой дочерью... Настей. Потому что старшая Алена вместе с мужем осталась там, в Мурманской об­ласти. Впрочем, и младшая, как и всякая красавица, не долго нежи­лась в родительском гнезде: ум­чал ее суженый аж в другую рес­публику - в Удмуртию.

Итак, вот уже четыре года, В. Беляев снова в Кирово-Чепец­ке. Только уезжал он из одного города, а вернулся в другой. Сме­нились эпохи! Нет сейчас некогда популярных художественных смот­ров. Во Дворце культуры «Друж­ба», сцене которого столько от­дано, теперь новые люди, новые поколения, новые традиции и нра­вы.

«Иных уж нет, а те - далече...»

Среди множества художествен­ных потрясений, испытанных в жизни, одно из самых сильных и устойчивых - от искусства Васи­лия Беляева. Утверждаю это не ради красивой фразы. Я счаст­лив, что судьба близко свела меня с ним, что имею право называть­ся его другом, что бывал причастен к его выступлениям. Скром­ная моя миссия состояла в том, чтобы представить его публике. И проделывать это мне доводилось многие десятки раз.

Особенно па­мятными были две продолжитель­ные гастрольные поездки по об­ласти на специализированном судне Вятского речного пароходства (об этом я упоминал уже в прошлой публикации. И вновь хотелось бы рассказать подробнее - так велик и богат запас былых впечатлений). Так вот, если Колю Шарафутдинова с его эс­традным репертуаром ожидал успех в финале программы у возбужденной молодежной аудито­рии, то скромные букеты сирени или полевых ромашек от сельской учительницы, медсестры или библиотекаря доставались непре­менно Васе Беляеву. Успех и того, и другого нам был одинаково дорог. Но, природа успеха была разная.

Как, какие отыскать слова, что­бы передать, сформулировать то, что мы понимаем под сильным художественным впечатлением? Как оно рождается? В чем его тайна? Когда-то Мариэтта Шагинян звук рахманиновского рояля на­звала «смуглым звуком». Необы­чайное это выражение вошло в обиход, и позднее Юрий Наги­бин, много писавший о музыке и музыкантах, голос С. Я. Лемешева также назвал "смуглым". Не рискуя продолжать эту пот­рясающе заманчивую аналогию, скажу, однако, что уникальный беляевский голос с его неповто­римым тембром, как и всякое ред­кое явление, - это дар Божий. И только так его следует восприни­мать. И любые эпитеты тут бес­сильны.

3А надо ли говорить о том, ка­кую дополнительную эмоциональ­ную окраску, глубину восприятия придавало то, что шедевры рус­ской вокальной лирики - «Вижу чудное приволье» или некрасовс­кие «Коробейники», или булаховскую «Тройку» - в исполнении Бе­ляева множество раз доводилось слышать не где-нибудь, а в осо­бом пространстве - на лоне род­ной природы, постоянно меняю­щихся картин русского родимого пейзажа. И шествует по Вятке легкий теплоход, и одно потрясающее впечатление торопится сме­нить другое: то повеет пьянящим запахом трав с прибрежных лу­гов, а то вдруг из-за речного по­ворота неожиданно блеснет ку­полом одинокая церквушка на пригорке. И тебя будто полоснет по сердцу от нахлынувших чувств: до чего талантливы были наши предки даже в выборе мест при строительстве храмов, в оформле­нии природного ландшафта! А ка­кие выразительные названия да­вали они своим поселениям: Истобенск! Сорвижи! Лебяжье!

Только сейчас, спустя многие годы, я начинаю осознавать, что и образ родной природы, и ее естественное порождение - беляевский голос, и замечательный его репертуар, и, наконец, моло­дость наша - все это исподволь, незаметно формировало эстети­ческие пристрастия и неизъясни­мое чувство Родины.

03

Фото Александра МАЛЬЦЕВА

Не будучи певцом по профес­сии, Беляев благодаря наставни­кам, которых у него было немало, благодаря самообразованию су­мел выработать и закрепить исполнительские навыки, которые отличают подлинного професси­онала: сдержанный, но вырази­тельный жест, осанка, постановка дыхания, грамотный отбор репертуара. Более того, Василий Кон­стантинович навсегда сохранил святое, трепетное отношение к своему призванию. Нет ничего отвратительнее хмельного запаш­ка за кулисами во время концер­та. Ничего подобного Беляев никогда не мог себе позволить. Не только потому, что всегда щадил голос, но и потому, что слишком уважал и уважает себя и зрителя. Всякий раз он выхо­дил к зрителю собранным, под­тянутым, элегантным. И, неважно где - в большом концертном зале или в ветхом сельском клубе, - непременно в «смокинге» и «ба­бочке».

Всякий раз в его дорожном саквояже находились крем и бар­хотка для обуви. Всякий раз перед выходом на публику он волновался, как впер­вые. Таковы условия его творчес­кого самочувствия. Так исповедовал (и исповеду­ет!) Василий Беляев свое пред­назначение - быть Артистом! Не в этом ли и состоит завет Станиславского: любить искусст­во в себе, а не себя в искусстве?!

Живя на Севере, петь Беляев, естественно, не переставал. Сви­детельство тому - множество при­везенных оттуда дипломов. Один из них - диплом лауреата Всесоюзного фестиваля народного творчества памятен особенно. Его вручал ему в Ленинграде великий актер, незабвенный Владислав Игнатьевич Стржельчик. Мимолет­ная встреча, обаяние личности это­го могучего человека навсегда запали в душу. Вот мгновения, ко­торыми стоит дорожить!

Однако вот уже пятый год пос­ле семнадцатилетней разлуки Бе­ляев снова в родном городе. То есть более двух десятилетий го­род практически не слышал свое­го певца. Новое поколение выросло и повзрослело за эти годы...

Спасение от угнетающего твор­ческого безвременья Василий Кон­стантинович нашел в салоне «Талисман». В канун Нового года на очередных посиделках при свечах и состоялся его дебют. Для тех, кто его знал и помнил, это стало волнующим свиданием с прошлым, а для молодых - от­кровением, открытием нового име­ни. И голос, и исполнительская манера, и репертуар удачно при­шлись к салонной, камерной об­становке. С другой стороны, удивительно доброжелательная, тонко чувствующая публика помог­ла певцу поверить в себя, обрести новое вдохновение.

Ровесник М. Магомаева и Л. Лещенко, Василий Беляев в свои 55 сумел сохранить, сберечь природ­ный дар. Творческий потенциал его еще далеко не исчерпан.

Молодость Василия пришлась на 60-е годы - самую романтичес­кую эпоху XX века. Он и остался романтиком навсегда - бескорыс­тный, удивительно скромный и даже застенчивый человек.

4

Он ходит по улицам нашего го­рода, большинству неизвестный, неузнаваемый. Таков уж, видимо, удел тех, кто составляет нашу негромкую, не­суетную, но истинную гордость и славу.

 

А. МАЛЬЦЕВ.

Мальцев, А. Дебют в «Талисмане», или Ренессанс Василия Беляева [Текст] /

А. Мальцев // Кировец. – 1997. – 10 апреля (№ 70). – С. 3; 4.

 

2022 - Год культурного наследия народов России

Книга в истории

Галерея книг

КнигоКвантум: синергия инженерного образования

КнигоДарение: благотворительные акции

Десятилетие детства в России 2018-2027

Экологический уголок

© 2021. МКУК "ЦБС" города Кирово-Чепецка